Самые страшные эпидемии в истории человечества
Они уносили жизней больше, чем самые кровопролитные войны


Они уносили жизней больше, чем самые кровопролитные войны, не щадя стариков и детей; их называли проклятием божьим и очистительным огнем рода человеческого; они вдохновляли художников и поэтов, а остальных людей научили пировать, глядя в глаза своей смерти, — эпидемии, самые масштабные и «урожайные» из которых зовутся пандемиями. Слабонервным дальше лучше не читать.

Первая исторически зарегистрированная пандемия датируется VI-VIII столетием нашей эры. То была страшная, опустошительная чума, получившая название Юстинианова — по имени правившего тогда византийского императора Юстиниана I. Считается, что его страна сильнее всех пострадала от кошмарной напасти.

Предположительно, источник болезни возник в Эфиопии или Египте. Но вскоре она охватила практически весь цивилизованный по тем временам мир. Виной тому прогресс. Его двигателем принято называть торговлю — благодаря ей государства перенимали друг у друга передовые технологии, уникальные продукты и лучшие образцы культуры. Но есть у этого процесса и оборотная сторона. Купцы вместе с товарами привозили из новых земель опасные хвори, до селе неведомые местному населению. Зародившись на Севере Африки, чума очень быстро перекинулась через Средиземное море и поразила процветающую Византию. К середине VII века болезнь уже царствовала по всей Европе, унеся жизни 100-150 миллионов человек, что составляло около трети всего населения тогдашнего мира. В одном только Константинополе ежедневно умирало по 5 тысяч несчастных, а в отдельные дни смертность достигала 10 тысяч.

Николя Пуссен «Чума в Ашдоде»


«От чумы не было человеку спасения, где бы он ни жил — ни на острове, ни в пещере, ни на вершине горы, — вспоминал греческий историк-летописец Прокопий Кесарийский. — Много домов опустело, и случалось, что многие умершие, за неимением родственников или слуг, лежали по нескольку дней несожженными. В это время мало кого можно было застать за работой. Большинство людей, которых можно было встретить на улице, были те, кто относил трупы. Вся торговля замерла, все ремесленники бросили свое ремесло…»

Из древних трактатов известно, что болезнь у людей протекала по-разному. У некоторых она начиналась с головы — глаза их наливались кровью, лицо опухало, а потом недуг перетекал на горло, лишая человека возможности дышать. Другие имели такие проблемы со стулом, что вскоре умирали от обезвоживания, третьи впадали в помешательство и от него испускали дух. Иногда вскакивали на теле безобразные черные язвы, дарующие смерть.

Способов заражения было множество: прямой контакт с больным или мертвым, воздушно-капельный путь, одежда или предметы. Внешне здоровые люди пытались убежать из охваченных болезнью городов, однако лишь приносили на себе заразу в еще не отмеченные эпидемией населенные пункты.

Лечения от напасти древние целители придумать не могли, и чума, пробушевав два с лишним столетия, отступила сама. Но лишь для того, чтобы вернуться на грешную землю шесть веков спустя. В виде «черной смерти». Эту эпидемию можно по праву назвать самой поэтически воспетой. Оросив кровью Средние века, она дотянула (как в памяти народной, так и в натуральном виде) до эпохи Возрождения и послужила своего рода вдохновением для множества литературных и художественных произведений.

В начале XIV века на планете начался малый ледниковый период. Среднегодовая температура оказалась значительно ниже нормы, что привело к потере урожая и страшному голоду. Люди стали селиться компактнее, города росли, что уже само по себе благодатная почва для распространения болезней. Но главное — грызуны, природные носители чумной палочки, из-за проблем с пропитанием начали подбираться поближе к людским жилищам. Блохи, обитающие на крысах и мышах, обнаружили новый для себя рацион — человека. Усилиями мелких тварей смертельная зараза, от которой не было спасения (летальность доходила до 90%), собрала богатый урожай. Она прошлась по Китаю, Индии, всей Европе, докатившись даже до Гренландии. И снова помощниками чумы в ее черном деле стали торговые караваны и корабли.

Кожа заболевших покрывалась «бубонами» — воспалившимися и распухшими до огромных размеров лимфоузлами. Больные бились в жуткой лихорадке, а многие кашляли кровью, когда хворь доходила до легких. Нашествие бубонной чумы стало настоящим торжеством человеческого невежества. Медики Средневековья оказались беспомощны перед ней. Врачи рекомендовали носить на шее «ожерелье» из фекалий (отпугивает болезнь), разбрасывали по улицам мертвых собак (отпугнуть чуму должен был их запах), пригоняли в города стада лошадей (их дыхание очищало атмосферу). Заразу из больных пытались вытянуть с помощью магнитов, а иногда бубоны на теле вскрывали и прижигали раскаленной кочергой, что зачастую кончалось смертью от болевого шока. Единственным эффективным методом лечения было бегство подальше от зараженных районов, и многие врачи, будучи людьми образованными, одними из первых покинули свои посты.

Чумной доктор


На их место пришли так называемые чумные доктора — посредственные медики, недавние студенты, да и просто шарлатаны, которых прельщали баснословные барыши, обещанные властями городов за избавление от напасти. Не желая погибнуть, чумные доктора облачались в защитные костюмы, максимально закрывавшие тело (кстати, это действительно немного помогало от блох, переносивших заразу). Многие из нас видели этот скорбный наряд: длинный плащ, широкополая шляпа и маска в виде птичьего клюва, куда помещались ароматные травы, «отпугивавшие» болезнь.

По самым оптимистичным оценкам, «черная смерть» унесла не менее 60 миллионов жизней — то есть четверть (!) всего населения Земли. Европа лишилась примерно 30% жителей (до 25 миллионов погибших), а в северных странах выжил лишь каждый третий. Чума даже изменила генетический состав человечества — самой распространенной на планете стала первая группа крови, владельцы которой меньше болели этой дрянью.

Питер Брейгель Старший «Триумф смерти»


«Черная смерть» оказалась опустошительной и весьма скоротечной. Она бушевала около двух десятилетий, прокатившись по планете несколькими волнами. Казалось бы, пора человечеству и отдохнуть, но на смену уже спешила оспа. Вернее, она всегда была где-то рядом с людьми. Ранние упоминания о ней датируются первыми веками нашей эры, просто масштабы этой заразы меркли на фоне урожаев других пандемий. Все изменилось в XVI-XVIII столетиях. Сильнее всех от оспы пострадал американский континент. До прихода туда европейцев местное население насчитывало 100 миллионов человек. Конкистадоры принесли индейцам совершенно незнакомую их иммунитету заразу, которая сократила численность аборигенов в 20 раз.

Оспа в считанные дни обезображивала своего носителя, покрывая тело множеством язв. Заразиться можно было воздушно-капельным путем, через одежду, постельное белье или посуду. В Европе в какой-то момент болезнь стала настолько обыденным явлением, что в немецком языке даже появилась поговорка «Любовь и оспа минуют лишь немногих» (аналог нашей «От сумы, да от тюрьмы не зарекайся»). Известно, что парижская полиция в качестве особых примет преступника указывала: знаков оспы не имеет. От хвори умирал каждый восьмой заразившийся, а среди детей смертность достигала 30%.

Реконструкция лица Максимилиана де Робеспьера


В «спокойные» годы она уносила от 800 тысяч до полутора миллионов жизней, не щадя при этом и выздоровевших — помимо шрамов от язв, которые оставались на всю жизнь, зараза нередко приводила к слепоте. Всего потери человечества в войне с оспой оцениваются в 500 миллионов жизней. Еще ее называют «болезнью королей», поскольку она унесла жизни английской королевы Марии Второй, Луиса Первого Испанского, российского монарха Петра Второго, короля Франции Людовика XV и троих японских императоров (даже удивительно, что в те времена правители еще успевали погибать от всяких там дворцовых переворотов).

Сегодня болезнь практически побеждена — чудеса сотворило всеобщее вакцинирование. Наблюдательные медики заметили, что оспой значительно меньше и легче болели кавалеристы, имеющие дело с лошадьми, и крестьяне, много времени проводившие в коровнике. Оказалось, что родственный натуральной оспе животный вариант, поражавший домашний скот, значительно лучше переносится человеком. Именно коровьей оспой начали массово прививать население.

Значила ли эта победа, что человечество может немного передохнуть в борьбе с невидимым врагом? Увы. В начале XX столетия на планету пришла новая напасть. На исходе Первой мировой войны людей стала массово выкашивать «испанка». За 18 месяцев своего присутствия на Земле этот штамм гриппа унес жизни от 50 до 100 миллионов человек (это в несколько раз больше совокупных военных потерь в Первую мировую). Более точные данные получить сложно, поскольку воюющие стороны всячески замалчивали информацию о масштабной эпидемии в армии и в тылу. Честно обо всем рассказывала только нейтральная Испания, в честь которой и назвали болезнь.

Испанка

 
Несмотря на определенный уровень медицины, одолеть «испанку» врачам оказалось не под силу. У заразившихся стремительно развивались симптомы: кровавый кашель, цианоз, пневмония, синело лицо. На поздних стадиях открывалось внутрилегочное кровотечение, и больной захлебывался кровью. Во многих случаях болезнь проходила без симптомов — люди просто умирали уже через день после заражения.

Свою роль в распространении заразы сыграло массовое перемещение войск по планете. Многие города превратились в призраки, лишившись абсолютно всего своего населения. В Великобритании встали многие заводы, в Дании и Швеции на некоторое время перестали действовать телеграф и телефон — некому было работать. Со сбоями функционировали железные дороги — машинисты некоторых поездов умирали в пути. В некоторых странах ввели военный режим. Многие публичные места были закрыты, а магазины обслуживали покупателей на улице. В ряде городов США запретили рукопожатия, а в Барселоне хоронили 1250 человек ежедневно. В России «испанка» унесла около 3 миллионов жизней. Ее жертвами стали легенда немого кино Вера Холодная, революционер Яков Свердлов, инженер Леонид Капица. Не пожалела зараза поэта Гийома Аполлинера, известного философа и социолога Макса Вебера. В конечном итоге на всей планете нетронутым заразой оказался лишь бразильский остров Маражо в устье Амазонки.

Смерть на улицах стала обыденной, а похоронное дело превратилось в самый прибыльный бизнес. Известна история про одного гробовщика из Нью-Йорка, который за один месяц заработал 150 тысяч долларов! Правда, распорядиться этой суммой он не успел — умер от гриппа.

В 2009 году вирус вновь напомнил о себе, но в более легкой форме. Штамм H1N1, известный в начале ХХ века как «испанка», нынче поменял название на «свиной грипп» и лечится довольно эффективно.

Некоторые религиозные деятели утверждают, что пандемии — это своего рода наказание рода человеческого, божья кара за неподобающее поведение. Если так, то скоро нас ждет что-то еще более стремительное, масштабное и смертоносное — больно уж много грехов накопилось на Земле.

Александр Григорьев