История самозванца, который обманул американцев на миллионы долларов
Этот мошенник был в бегах с 1984 года, провернул одну из крупнейших афер в судебной истории США, мог запросто прийти в Белый дом и похлопать по плечу президента. При этом никто не знал его настоящего имени

В феврале 2012 года Силия Мур получила электронное письмо от мужчины, который хотел снять комнату в ее доме в Портленде, штат Орегон. «Общителен, судимостей нет, — говорил он себе в письме. —  Офицер полиции в отставке, Дон Морсетти».

При личной встрече 67-летней Мур этот мужчина показался приятным собеседником. Он был порядочным съемщиком. Хозяйке он рассказал, что в нем течет кровь коренных американцев и что он прошел через трудный развод. По утрам Морсетти мазал колено гелем для суставов. По его словам, он был профессиональным танцором, пока не получил травму во время занятий кикбоксингом. Днем он работал консультантом в Boeing. Когда-то он даже трудился в Королевской жандармерии Канады.

Спустя два месяца полицейские арестовали Морсетти прямо на пороге дома. Мур спросила, все ли в порядке с ее жильцом, а ей ответили, что этот человек не тот, за кого себя выдавал. Он никогда не работал в Boeing, не служил в полиции, не состоял в браке, в его роду нет индейцев. В течение полутора лет он находился в уголовном розыске по ряду обвинений.

На протяжении почти десяти лет Дон был известен как Бобби Чарльз Томпсон, командир ВМФ в отставке. Он был публичным человеком и руководил некоммерческой организацией в Вашингтоне, Ассоциацией ветеранов ВМС США (далее АВВМС).

По мнению прокуроров, эта организация обманула жертвователей на общую сумму примерно в 100 миллионов долларов. Мур узнала, что Дон — это не Дон, а власти узнали, что Бобби — это не Бобби.

При обыске у него нашли три кошелька, каждый из которых был набит кредитными картами и удостоверениями личности на разные имена. Согласно этим документам, он был агентом недвижимости, экспертом по вопросам безопасности и консультантом в различных организациях.

В арендуемом Доном мини-складе индивидуального хранения следователи обнаружили чемодан с поддельными документами: водительскими правами, свидетельствами о рождении, банковскими выписками. Также они нашли завернутые в газету стопки банкнот на общую сумму более чем в 980 тысяч долларов. Там хранились 200 фотографий на документы, на которых у Томпсона были разные стрижки, бороды, усы и очки с разными оправами. Следователи нашли и DVD-диск с фильмом «Поймай меня, если сможешь», в котором Леонардо Ди Каприо играет роль известного мошенника-самозванца Фрэнка Абигнейла.

У Бобби Томпсона была причудливая стрижка помпадур и густая борода. К нему обращались по прозвищу Командир. В 2002 году, на волне общественных настроений после событий 11 сентября, он основал АВВМС для помощи нуждающимся ветеранам и военнослужащим.

Для организации сбора средств ассоциация привлекала телемаркетинговые агентства, которые обзванивали рядовых американцев по всей стране с предложением выписать чек для пожертвования ветеранам. К 2009 году организация насчитывала отделения в 41 штате и главный офис в Вашингтоне, в ней состояли 66 тысяч участников. За семь лет с момента ее основания общие доходы составили примерно 100 миллионов долларов.

По словам Хелен Макмюррей, юриста, которая работала с АВВМС с 2007 по 2010 год, Томпсон был ярым патриотом и фанатом своего дела. Он жертвовал деньги избирательным кампаниям Джона Маккейна (кандидат от Республиканской партии на выборах президента США 2008 года — прим. ред.) и Митта Ромни (кандидат от Республиканской партии на выборах президента США 2012 года — прим. ред.). Он, как сообщается, присутствовал на национальном съезде Республиканской партии в 2008 году в Сент-Поле, штат Миннесота. Тогда Томпсон пожертвовал партии в общей сложности более 45 тысяч долларов.

Ему явно очень нравилась эта роль. Он дарил своим знакомым кружки и открытки с фотографией, на которой он пожимает руку Джорджу Бушу.

Макмюррей тоже не осталась без презента. Она работала удаленно и не виделась с Томпсоном лично. На мероприятии по сбору средств для генерального прокурора штата Вашингтон к ней подошел мужчина, одетый в стиле 70-х, и представился ее клиентом. Он попросил сделать совместное фото. Позже он прислал ей в офис снимок шириной в метр.

Томпсон показался ей немного странным, но, будучи республиканкой, родственники которой служили во флоте, она разделяла его убеждения. По словам Макмюррей, она узнала об АВВМС от одного из своих клиентов и поэтому посчитала, что организация заслуживает доверия.

Политики рассуждали, судя по всему, так же: Томпсон, может, и выглядел странно, но в то же время он производил впечатление успешного человека. «Он показывал письмо от Карла Роува (американский политик — прим. ред.) или фотографию с сенатором, и вы верили, что он влиятельный человек со связями, — говорит Барри Эдвардс, политический консультант, который работал с Томпсоном в Вашингтоне. — Я думал, что он хороший парень, просто с причудами. В этом и заключалась его уловка».

Извилистый путь к аресту Томпсона начался с расследования, которое не имело к нему никакого отношения. Репортер Джефф Тестерман писал материал о местном чиновнике, который, по его подозрению, врал о своей военной службе. В документах кампании этого политика был указан чек от Ассоциации ветеранов. Тестерман решил разыскать Томпсона и взять у него интервью.

При встрече журналисту показалось, что Томпсон был пьян. Из-за вопросов он стал подозрительно взволнован и начал отрицать, что его организация делала какие-либо взносы в политические кампании. Когда репортер спросил Томпсона о его воинском звании, тот ответил, что он командир-лейтенант военно-морского резерва в отставке, после чего резко оборвал разговор.

Чутье и тридцатилетний стаж работы подсказывали Тестерману, что он наткнулся на что-то действительно крупное. Тогда он начал свое расследование. Федеральные власти в ответ на его запрос сообщили, что у них нет информации о воинской службе Томпсона. Тестерман безуспешно пытался дозвониться до председателя АВВМС Джека Нимица и его секретаря Брайана Рейгана. Из 85 директоров, должностных лиц и аудиторов, перечисленных в документах, поданных организацией в налоговую службу, Тестерман смог подтвердить существование лишь одного — Бобби Томпсона. Он также обнаружил, что по адресам филиалов организации были зарегистрированы простые почтовые ящики, а не офисы. Адрес штаб-квартиры привел его к арендованной ячейке в отделении курьерской службы.

Когда Тестерман направил свои вопросы в организацию, в ответ он получил сотни электронных писем, многие из которых были подписаны Брайаном Рейганом и в которых содержались оскорбления и обвинения в сговоре против ассоциации с левыми.

Хелен Макмюррей встала на защиту Томпсона, сказав репортеру, что столь пренебрежительное отношение к ее клиенту недопустимо. Однако Томпсон начал вызывать подозрения и у Макмюррей: когда федеральная налоговая служба решила провести аудиторскую проверку отделения в Коннектикуте, Хелен пришла домой к Бобби. Он был лохматый, одет в грязную футболку, и от него несло спиртным.

Ключевые документы этого отделения, по словам Томпсона, были уничтожены в результате потопа. На многих из предоставленных им чеков названия городов были написаны с ошибками, а покупки не были похожи на предметы гуманитарной помощи. Тем не менее после встречи с налоговым управлением в арендованном офисе в Вашингтоне организация успешно прошла аудит. 

Макмюррей считала, что организация была законной и находилась под надежным руководством, состоящим из десятков людей. Она никогда не встречалась ни с кем из них лично, но получала от них служебные записки и вела с ними переписку по электронной почте. Поэтому к подозрениям Тестермана она отнеслась скептически.

К тому же Томпсон просил ее нанять частного детектива, чтобы он попробовал нарыть на него что-нибудь. Ни один мошенник не стал бы так рисковать. Отчет детектива вызвал больше вопросов. В нем подтверждалось, что Томпсон не служил в армии и что предоставленный им номер социального страхования принадлежал Уильяму Дюпону. Томпсон сказал, что может все объяснить. На службу в ВМФ он поступил под чужим именем, так как был в военной разведке, и ассоциация секретно получала финансирование от ЦРУ. Он сказал, что за ним установлена слежка. «Я подумала, что он чокнулся», — говорит Макмюррей. Однако она продолжила сотрудничать с ним, оправдывая это тем, что ее клиентом была организация, а не лично Томпсон.

В марте 2010 года Тестерман опубликовал свои разоблачения под заголовком «Многомиллионная некоммерческая благотворительная организация для ветеранов флота окутана тайной». Репортер рассказал о несуществующей штаб-квартире и отделениях, о том, что поиск людей и документов всегда приводил лишь к одному человеку. Он отметил, что с 1999 года Томпсон лично пожертвовал около 300 тысяч долларов политическим организациям — большие деньги для человека, чья компания не платит ему зарплату.

Сразу после публикации обличительного материала Томпсон бросился в бега. Статья привлекла внимание властей по всей стране. В конце концов генпрокурор штата Огайо Ричард Кордрей взял на себя инициативу, официально заявив, что АВВМС — мошенническая организация.

Томпсона также обвинили в краже личных данных. С этого момента начались розыскные мероприятия.

Государственные следователи начали допрашивать предполагаемых жертв Томпсона, таких, как, например, Патрик Брэй, врач на пенсии, который пожертвовал организации 300 долларов. «ВМФ оплатил мне обучение в мединституте, — говорит он. — Как только я услышал “ветераны ВМФ”, это меня зацепило, хотя я никогда раньше не слышал о такой организации».

Грейс Глатштайн, которая пожертвовала деньги Республиканской партии, вспоминает, как Томпсон помог ей с организацией визита в Белый дом в 2007 году. Все в службе безопасности знали его, и, когда они позировали для фотографии с Джорджем Бушем, Томпсон шутливо ударил президента в плечо, никто и глазом не моргнул.

Осенью 2011 года группа судебных исполнителей присоединилась к розыскным мероприятиям. Они стали допрашивать людей, чьи личности были украдены Томпсоном, но каждый раз заходили в тупик.

Билл Болдин, возглавлявший розыскную группу больше двадцати лет, работал в правоохранительных органах. Его опергруппа арестовала более 26 тысяч человек, но это был первый за его карьеру случай, когда он даже не знал настоящего имени подозреваемого. Найти преступника стало для него делом принципа, когда он выяснил, что Томпсон использовал личность погибшего при исполнении офицера полиции.

К февралю 2012 года следствие узнало о еще одной украденной личности. Томпсон воспользовался именем Лэнса Гая Мартина, который был зарегистрирован по двум адресам — в Нью-Мексико и Род-Айленде, но полиция нации навахо сообщила, что настоящий Мартин никогда не покидал резервацию в Нью-Мексико. Полицейские отправились в Род-Айленд, где встретились с арендодателем, который рассказал им, что Томпсон исчез несколько месяцев назад, а в квартире после него осталась кафедра проповедника, стулья и религиозные атрибуты. Будучи в бегах, мошенник пытался организовать христианскую благотворительную организацию.

В Род-Айленде следователи установили, что Томпсон купил там предоплаченые дебетовые карты, используя имя Андерсона Яззи. Последние операции по ним совершались в Портленде, куда немедленно отправился Болдин. Прибыв в город, он решил посетить паб, в котором было совершено несколько транзакций. За барной стойкой Болдин увидел очень похожего на Томпсона человека, с той же прической помпадур. Он связался со своей опергруппой и последовал за подозреваемым, когда тот вышел из бара.

Болдин задавался вопросами: окажет ли он сопротивление, прибегнет ли к бегству, заметив за собой слежку?  Но, когда Томпсона окружили около дома, он был спокоен и сохранял молчание. «Он был профессиональным преступником, — вспоминает Болдин. — Задержание для него было рутинной частью работы».

Однако арест не дал ответа на главный вопрос — кем на самом деле был этот человек? В сентябре 2012 года следователи смогли найти нужную информацию в самом неожиданном месте — через поиск в Google.

За предыдущие пять месяцев им не удалось найти никакой информации по его отпечаткам пальцев, анализу ДНК и почерка. Но, решив сделать в поисковике запрос о мошенниках, находящихся в розыске, они нашли статью Business Insider «10 самых загадочных самозванцев». Под вторым номером в списке был Джон Дональд Коди.

В публикации была фотография из ориентировки ФБР. Коди был в бегах с 1984 года. Он говорил на итальянском и филиппинском языках. В отчете сообщалось, что у него не было слезных желез — то есть он не был способен плакать.

Через Google Images Эллиотт нашел фотографию молодого Коди в военной форме, на снимке он был все с той же стрижкой помпадур.

ФБР предполагало, что Коди скрывается на Филиппинах. По какой-то странной причине в базе данных спецслужбы не было его отпечатков пальцев — они хранились в Госдепе. Сделав запрос, следователи получили биометрические данные, которые полностью совпадали с теми, что были взяты у Томпсона.

У Коди была более яркая биография, чем у Бобби Томпсона. Он родился в 1947 году в Нью-Джерси. Окончил юридический факультет Университета Вирджинии, после чего поступил на службу в военную разведку. Согласно материалам его личного дела, он служил в Анголе в 1969 году в некоммерческой организации March of Dimes, выступал против войны во Вьетнаме и был «белым наемником» в Конго. С 1972 по 1979 годы он работал в юридических фирмах в Гонолулу, Нью-Йорке и Новом Орлеане, а также получил степень MBA. При этом он оставался офицером разведки армейского резерва. Его обучили не только методам сбора информации, но и организации гражданских беспорядков, применению ядерного оружия и ведению противоповстанческой деятельности в иностранных государствах. Согласно рассекреченным документам, его военная база служила штабом для секретных операций в Центральной Америке.

В 1980-х он работал юристом в небольшом городе в Аризоне. «Он был аномалией», — вспоминает Пол Рубин, репортер местной газеты. «Конечно же, его прическа казалась всем странной, и он ездил на оранжевом “Корвете” в городе, где все предпочитали пикапы». Он представлял неимущих клиентов, а во время защиты выдвигал столь странные идеи, что судья поставил под вопрос уровень его квалификации. Он был приверженцем анархо-либертарианских взглядов и считал, что людей вообще нельзя судить.

В тот период Рубин обнаружил нечто странное: Коди украл документы двух покойных клиентов. Он напечатал обвинения в газете, после чего Коди бросился в бега. Это был май 1984 года.

Спустя два месяца его «Корвет» обнаружили на стоянке аэропорта с ключом в зажигании. Ему заочно были предъявлены обвинения в мошенничестве и краже около 100 тысяч долларов у своих клиентов. Первоначально полицейские вышли на его след, установив, что он использовал фальшивые налоговые документы для получения займа в Вирджинии, но ему удалось ускользнуть. 

Несколько месяцев спустя некто под именем Боб Рэдбир основал охранную компанию в Портленде, штат Орегон. Среди сотрудников организации были Дон Морсетти и Андерсон Яззи. Фирма испарилась в 1998 году. В тот же год в Тампе, штат Флорида, имя Бобби Томсона было впервые использовано при регистрации для голосования на выборах.

Судебный процесс по делу Бобби Томпсона, также известного как Джон Дональд Коди, начался 7 октября 2013 года.

Адвокат Коди обратил внимание присяжных на то, что Коди спокойно подпускали к президенту, учитывая, что он выделяется хотя бы благодаря своему странному внешнему виду, также вызывало подозрение и то, что у ФБР не было его отпечатков пальцев. Таким образом адвокат пытался ухватиться за теорию о том, что ответчик — бывший агент ЦРУ.

По его словам, подсудимый работал под неофициальным прикрытием, тайно продвигая интересы американского правительства через благотворительные фонды и некоммерческие организации, включая Ассоциацию ветеранов ВМФ. Он говорил, что намерен вызвать в качестве свидетелей более 40 агентов, в том числе Барака Обаму. Адвокат утверждал, что американские агенты разведки подвергли его гипнозу и психотропным препаратам, чтобы установить или поддерживать его различные легенды.

И хотя подобные заявления звучали абсурдно, в военном досье Коди была бумага, подтверждающая его доступ к совершенно секретным документам, выданным одним неназванным федеральным агентством. Другие детали досье указывали на то, что он, возможно, принадлежал к секретному подразделению ЦРУ, которое готовило военных резервистов для шпионажа.

Однако версия о том, что Коди был шпионом, не рассматривалась судом. Команда прокурора на протяжении нескольких слушаний показывала присяжным вещдоки: поддельные удостоверения, содержимое его дипломатов, жестких дисков и 981 тысячу долларов — эта сумма была изъята из его камеры хранения. В суде Коди впервые увидел некоторых людей, чьи личности он украл, в том числе и Бобби Томпсона, человека явно другой этнической принадлежности.

Прокурор пытался убедить присяжных, что Коди — ловкий мошенник, который способен манипулировать людьми. Но Тестерман и Макмюррей в своих показаниях говорили о растрепанном пьянчуге, которого они видели во время личных встреч. Таким Коди и был на последних слушаниях. В ходе одного из них мошенник начал биться головой о стену. Через неделю он явился в суд в наполовину расстегнутой рубашке, с растрепанными волосами и разбитым лбом.

 

Судья неоднократно спрашивал Коди, не собирается ли он дать показания, но тот каждый раз отказывался. Сторона защиты также не стала вызывать свидетелей, и адвокат истца отказался давать заключительное слово. 14 ноября Коди был признан виновным в 23 преступлениях. Во время вынесения приговора подсудимый впервые заговорил: «Я понимаю, почему суд называет меня мистером Коди. Но мое имя — Бобби Чарльз Томпсон».  

Джон Дональд Коди, которому сейчас 69 лет, был приговорен к 28 годам лишения свободы. После нескольких апелляций он добился сокращения срока тюремного заключения на один год. Если он доживет до окончания приговора, то, когда выйдет на свободу, ему будет 91 год.

Ассоциация ветеранов ВМФ — одна из крупнейших афер в судебной истории США. Поразительно, что ее провернул всего один человек. Без ответа остается главный вопрос: зачем? Коди не вел роскошный образ жизни, а встречи с политиками были, пожалуй, его единственной слабостью. «Ему так нравилось стоять рядом с президентом, что он поместил это на свои визитки!» — говорит Тестерман.

Находясь в тюрьме, Коди ответил на некоторые вопросы журналистов. Он утверждает, что миссия АВВМС заключалась в том, чтобы влиять на мнение общественности и элиты в странах союзников, таких как Англия, Франция, Израиль. Увидев масштабы поддержки, оказываемой ветеранам, они решили бы принять участие в войне против терроризма в Ираке и Афганистане.

Себя Коди назвал «жертвой» предвзятого судьи и считает, что его посадили за политические убеждения. По его словам, он был оперативным сотрудником ЦРУ с 1967 по 2012 год, где ему для работы под прикрытием присвоили имя Бобби Томпсона.

«При рождении мне дали имя Джон Дональд Коди, — говорит он. — Я горжусь этим именем, как и тем, что  на протяжении 45 лет я был офицером американской разведки. И я горжусь всем, чем я занимался в рамках службы, в том числе и АВВМС».