17 августа, 19:39

Stratfor: С какими трудностями предстоит столкнуться ЕС

Прогноз

  • В результате референдума Brexit страны-члены ЕС стали искать решение проблем на региональном уровне, что мешает им достичь консенсуса по общесоюзным вопросам.

  • Несмотря на схожесть во взглядах по вопросам интеграции ЕС, внутренние интересы помешают южноевропейским странам сформировать целостную группу.

  • Из-за своего статуса средиземноморской и североевропейской страны Франция окажется в центре конфликта между Северной и Южной Европой, что будет оказывать все большее давление на альянс Парижа с Берлином.

Анализ

Всего через семь недель после того, как британцы решили покинуть Европейский союз, блок начал раскалываться. По сообщениям греческих СМИ, правительство в Афинах предпримет попытку организовать саммит стран Южной Европы в начале сентября, всего за несколько дней до запланированной в масштабах ЕС конференции в Братиславе. Греция уже направила приглашения лидерам Франции, Италии, Испании, Португалии, Кипра и Мальты.

Греческая инициатива является лишь одним из показателей тенденции, развивающейся во всех странах Европейского союза. Результат Brexit поставил под вопрос будущее ЕС, члены которого теперь обращаются за ответами к своим соседям, а не к Брюсселю. Страны Центральной Европы, члены Вышеградской группы: Польша, Венгрия, Словакия и Чехия, провели свое собственное совещание в июле для оценки воздействия референдума и внесения практических предложений по реформе ЕС. В результате на саммите в Братиславе они, вероятнее всего, потребуют от Брюсселя наделить национальные правительства большими полномочиями. Таким образом, греческая встреча станет второй попыткой европейского региона укрепить общие позиции, прежде чем государства всего блока соберутся в сентябре, что указывает на неготовность стран-участниц ЕС договариваться по жизненно важным для них вопросам.

Для стран Южной Европы единства недостаточно

Греция, в общем-то, разделяет взгляды южных соседей на то, в каком направлении должен двигаться Европейский союз. Все они являются сторонниками европейской континентальной интеграции при оговорке, что блок будет финансировать сельское хозяйство и выдавать субсидии для регионального развития, разделять финансовые риски и госдолг, а также поддерживать стимулирующую монетарную политику Европейского центробанка для повышения конкурентоспособности континентальной Европы. Большинство южноевропейских государств, которые находятся в центре европейского финансового кризиса и приняли меры жесткой экономии, также хотят, чтобы Брюссель предоставил отдельным правительствам больше свободы, чтобы они могли тратить и брать в долг столько, сколько посчитают нужным.


Страны Южной Европы также проявляют интерес к событиям, разворачивающимся в Средиземном море. Нестабильная обстановка в Северной Африке и на Ближнем Востоке является проблемой для этих государств, многих из которых сильно затронул миграционный кризис. Греция, Италия и Мальта, например, являются основными точками въезда для беженцев и трудовых мигрантов, прибывающих за лучшей жизнью в Европейский союз. Неудивительно, что страны Южной Европы — одни из самых ярых сторонников предложения распределить беженцев по всему континенту.

Благодаря Brexit у государств средиземноморского побережья появилась возможность отстоять свои позиции и взять под контроль политический процесс в блоке. После выхода Соединенного Королевства ЕС потеряет государство-реформатора, которое с самого начала поддерживало ужесточение бюджета блока и сохранение внутреннего рынка при создании союзной Европы. У Германии больше не будет одного из самых важных союзников по сдерживанию расходов ЕС и южноевропейского протекционизма. А не входящие в еврозону страны Центральной и Восточной Европы, которые долго сопротивлялись тому, чтобы уступить часть своего суверенитета Брюсселю, потеряют одного из самых ярых защитников.

Проблема Южной Европы в том, что одного только единого мнения по вопросам ЕС недостаточно, чтобы сломать стереотипы. Многие из государств региона пытаются справиться со своими домашними проблемами, ослабившими их позиции в блоке. Поддержка социалистического правительства во Франции достигла как никогда низкого уровня, что сокращает шансы действующей власти заполучить победу на приближающихся президентских выборах в стране. На Востоке итальянское правительство связало свое будущее с конституционным референдумом, который пройдет в ноябре. В то же время политическим партиям Испании не удается сформировать правительство по итогам уже вторых выборов, не исключено проведение третьего голосования. Дела у греческого и португальского правительств обстоят не лучше, а их экономики слишком слабые, чтобы гарантировать Афинам или Лиссабону большое влияние в Брюсселе. Кипр и Мальта способны внести еще менее значительный вклад в процесс принятия решений по ЕС.

Положение дел усугубляет то, что южноевропейские государства столкнутся с жестким сопротивлением со стороны своих коллег по ЕС в отношении каких-либо предложений по существенной реформе. Североевропейские государства, например, несомненно, будут противиться любым попыткам выделить бюджетные средства югу континента, страны Центральной и Восточной Европы вряд ли согласятся предоставить Брюсселю больше власти.

Во время саммита в Братиславе члены ЕС могут обсудить меры по борьбе с терроризмом и, возможно, даже поговорят о программах континентальной Европы по борьбе с безработицей, но любые значимые обсуждения изменений деятельности ЕС или ее приоритетов крайне маловероятны. Вместо этого лучшее, на что могут надеяться страны Южной Европы в ближайшем году, — это небольшие тактические победы, которые вряд ли изменят общее положение дел. Недавнее решение Европейской комиссии не вводить санкции против Испании и Португалии за невыполнение целевых показателей по снижению дефицита бюджета — пример результата, которого путем сотрудничества могут достичь южно-европейские государства, на большее им рассчитывать не приходится (несмотря на недовольство со стороны Франции и Италии, Германия решила, что наказание государств-членов ЕС всего через месяц после Brexit усугубит раскол внутри блока). Такие результаты носят временный характер и не гарантируют того, что эти проблемы вскоре не возникнут вновь.

Дилемма Франции

В действительности, существенные реформы могут быть приняты в Европейском союзе только после проведения выборов во Франции и Германии в 2017 году. Но даже тогда южноевропейским странам будет непросто навязать блоку свою точку зрения. Для Франции важнейшей геополитической необходимостью является удерживание Германии в узде. После Второй мировой войны это означало поддержание тесных политических и экономических связей с Берлином через формирование Европейского экономического сообщества — предшественника Европейского союза. После объединения Германии в 1990 году введение единой валюты послужило способом связать Францию и Германию еще плотнее, заставляя их координировать политику и находить компромиссы друг с другом.


Но это не означает, что Париж удовлетворен нынешним состоянием Европы. Введение евро лишило Францию способности использовать денежно-кредитную политику для решения кризисных ситуаций. Благодаря медленному экономическому росту, недостатку структурных преобразований и политическим ограничениям Франции, Германия стала крупнейшим игроком этого блока. Париж еще не готов принять сторону политиков и экономистов, которые почти десять лет назад, с самого начала европейского финансового кризиса, начали обсуждать возможность разделения еврозоны на две части: северной, во главе с Германией, и южной, во главе с Францией.

С чисто финансовой точки зрения, такой шаг может быть оправданным для Франции. Разделение валютного пространства на два блока даст Парижу возможность девальвировать свою валюту, восстановить таким образом свою конкурентоспособность и в процессе побороть торговый дефицит. Но с геополитической точки зрения, разделение еврозоны для Франции будет опаснее, чем ее полный роспуск. Франко-германский альянс необязательно развалится, но, скорее всего, ослабнет, так как Германия переключила свое внимание на партнеров на севере. Берлин станет испытывать меньше нужды в сотрудничестве с Парижем, и со временем страны вновь будут ощущать недоверие и страх по отношению друг к другу. В то же время Франция отвечала бы за руководство политически и финансово нестабильными государствами Средиземноморья, которые в дальнейшем, вероятнее всего, потребовали бы дополнительную экономическую помощь.

Главные претенденты на предстоящих президентских выборах во Франции отражают эту дилемму. С одной стороны, правоцентристская Республиканская партия придерживается различных взглядов на проблемы ЕС. Некоторые фракции выступают за развитие континентальной интеграции, пока она проходит на выгодных для Франции условиях, в то время как другие призывают к сокращению мандата блока до основных областей компетенции и возврату остальных полномочий государствам-членам блока. Обе группы, однако, сходятся на том, что Франции необходимо сохранить свои партнерские отношения с Германией, даже если это приведет к потере некоторых членов ЕС.

С другой стороны, Национальный фронт — вторая по популярности партия во Франции — придерживается иного подхода к решению проблем ЕС. Политическое объединение предложило провести референдумы о выходе Франции из ЕС и еврозоны, утверждая, что страна должна восстановить контроль над своей валютой и защитить свою промышленность торговыми ограничениями. Даже Национальный фронт не дошел до того, чтобы предложить заменить франко-германский альянс на объединение со средиземноморскими странами. Партия присоединилась к движениям единомышленников, таким как итальянская Северная лига, и выступает против иммиграции, критикуя политику ЕС и брюссельских чиновников. По их мнению, сотрудничество в Европе должно происходить среди суверенных государств, а не членов федерации, исключая даже средиземноморские страны со схожими целями.

Отношения между европейскими странами-лидерами портятся все сильнее

В ближайшие годы Франция будет по-прежнему полагаться на свои отношения с южно-европейскими странами в формировании политики ЕС, любой ценой оказывая давление на Германию. Но такая стратегия имеет свои риски. В Германии есть силы, которые хотят, чтобы Берлин вел более изоляционистскую политику и сотрудничал только с ограниченной группой «надежных» партнеров на севере. Эти силы помешают Парижу влиять на направление этого блока, налегая на юг и не портя при этом отношения с Германией.

Пока голос евроскептиков становится все более громким. В переговорах между Францией и Германией такие темы, как восстановление пограничного контроля или репатриация полномочий у Брюсселя, поднимаются все чаще. При этом ни одна из стран, несмотря на возникающие спорные моменты, которые угрожают отдалить их друг от друга, не готова разрушить альянс. Но противостоять разрыву будет все сложнее, поскольку с каждыми выборами силы евроскептиков крепнут. В то время как крупнейшие европейские игроки работают над сохранением партнерских отношений, напряженность между их северными и южными европейскими партнерами будет неуклонно расти. Франция, которая одновременно является североевропейской и средиземноморской державой, окажется между ними в ловушке.

Материал подготовил ведущий аналитик Stratfor Адриано Босони


Артем Салютин


Подписывайтесь на нас в Telegram: https://telegram.me/reporteropen