20 декабря, 13:34

Пятерых девушек и юношу в Пакистане замучили до смерти за совместные посиделки

В 2010 году в Кохистане, наиболее консервативной провинции Пакистана, на телефон был снят любительский видеоролик. Он длится меньше минуты, и на нем запечатлена невинная молодежная вечеринка: пять девушек в хиджабах с цветочными принтами аплодируют танцующему юноше в такт музыке. За кадром тоже молодой человек, который, скорее всего, и выложил видео в Интернет.


Это последний день, когда Базигу, Сарин-джан, Бегум-джан, Амину и Шахин, а также танцующего парня видели живыми. Спустя шесть лет выяснилось: девушки были зверски замучены и убиты за времяпрепровождение с мужчинами, категорически запрещенное традициями провинции, но вполне законное в масштабах государства. Все это время таинственную пропажу скрывали их собственные родственники, старейшины, и не очень спешила расследовать полиция. Юношу и нескольких его братьев тоже убили, остальные члены его семьи — богатого кохистанского рода — бежали. Убийц не нашли до сих пор.

Этот случай выходит из ряда вон даже в Пакистане, где ежегодно регистрируются сотни «убийств чести» — так называют месть за нарушение традиций, позорящее семью. Согласно результатам расследования, родные девушек неделями держали их в заточении, обливали кипящей водой, закидывали горячими углями и в конце концов убили и закопали где-то на холмах Кохистана. Как выяснило расследование, расправа над участниками вечеринки была санкционирована местной джиргой — законосовещательным органом старейшин.

При этом, конечно, она была незаконной, но дело по неизвестным причинам отказывались рассматривать в судах всех инстанций, за исключением верховной. До нее и достучался Афзал Когистани — член той самой бежавшей семьи танцующего парня из видеоролика. Несколько лет он обращался в местные органы власти и правопорядка, но ему везде отказывали, ссылаясь на авторитет руководителя джирги — местного муфтия. В Верховном суде дело тоже первоначально было закрыто, но в 2012 году открылось в связи с новыми обстоятельствами и было отправлено на доследование.

«Эта трагедия разрушила мою семью. Девушки мертвы, мои братья убиты, и никто не защищает нас, никто не восстанавливает справедливость. Я понимаю, что меня тоже могут убить, но это не имеет значения. Случилось ужасное, и это надо менять», — говорит в интервью 26-летний Когистани, уже и сам получавший угрозы убийством за свою активность.

Расследование этого дела совпало с новой инициативой парламента Пакистана по ужесточению ответственности за «убийства чести». Если раньше семье жертвы позволялось простить преступников и решить дело миром (часто так и происходило, потому что убийцами оказывались сами родственники), то теперь суды получили больше полномочий по переквалификации таких дел в преступления против государства, за которые в стране дают пожизненное заключение. Однако закон по-прежнему не обязывает их поступать подобным образом и презумпцию прощения не отменяет.

«Пока невозможно понять, изменится ли что-нибудь с введением этого закона. Ведь наказание не является обязательным. Я думаю, пока власти не проявят политическую волю и не защитят женщин законом раз и навсегда, их права так и будут чудовищно нарушаться», — говорит Беназир Жатой, адвокат по правам женщин.

«Никто в нашей провинции никогда не протестовал против "убийств чести". Мне говорят, что это я сейчас позорю свою культуру, традиции, свой народ. Все видят, что происходит, но никто не выступает против. Это противоречит закону, Конституции и настоящим исламским традициям, но люди даже не считают это преступлением», — рассказал Когистани в интервью.

Верховный судья Пакистана взял это дело под личный контроль. В район, где было совершено предполагаемое преступление, на вертолетах отправилась комиссия из трех человек. Родственники пропавших девушек настаивали, что они живы, и привели пятерых женщин, очень похожих на тех, что изображены на видео. Двое визитеров им поверили, а третий, профессор из Исламабада Фарзана Бари, усомнилась в искренности родных.

«Я была расстроена и смущена: с нами не было переводчиков, которые знали бы местный диалект, и все вокруг настаивали, что это именно те девушки. Когда мы вернулись и представили свои результаты судье, он закрыл дело», — рассказывает Бари.

И следующие несколько лет убийц в деревне никто не искал. До тех пор, пока один журналист не догадался отправить фотографии обеих групп девушек — и тех, кого предъявили родственники, и пропавших, — физиогномистам в Великобританию. Ему ответили, что сходство между ними не превышает всего 14%. А Афзал Когистани, увидев снимки, узнал всех девушек. Окончательно выяснилось, что родные попытались обмануть комиссию, показав их родных и двоюродных сестер, золовок и других родственниц.

В Кохистан отправили вторую группу, на этот раз включающую главу регионального суда и двоих полицейских. Их, наконец, снабдили метриками и образцами отпечатков пальцев пропавших девушек. И они привезли леденящий кровь отчет о групповом убийстве. При этом все старейшины джирги в один голос утверждали, что участники вечеринки живы. Но две девушки, которых предъявили под их видом, оказались значительно младше пропавших, у третьей были обожжены обе руки, и ее не удалось идентифицировать по отпечаткам пальцев (хотя ее родители клялись, что это она), остальных двух на видео точно не было.

Сейчас дело все еще на доследовании. И Афзал Когистани все еще ждет справедливости.


По материалам The Independent


Подписывайтесь на нас в Telegram: https://telegram.me/reporteropen