30 августа, 19:50

Полный перевод статьи Buzzfeed о матери, которая всю жизнь лечила дочь от несуществующих болезней

За семь лет до трагедии Ди-Ди и Джипси Роуз Бланчард жили в небольшом доме розового цвета в Спрингфилде, штат Миссури. Они нравились всем своим соседям.

Уроженке Луизианы Ди-Ди было 48 лет, полненькая приветливая женщина с кудрявыми каштановыми волосами всегда носила яркую одежду. Люди, которые были с ней знакомы, говорили, что она щедрая и обходительная. Ди-ди с легкостью заводила друзей. У нее не было работы, она была сиделкой для своей юной дочери Джипси Роуз.

Джипси была миниатюрной, около 150 сантиметров ростом. Она была прикована к инвалидному креслу. Джипси носила очки в старомодной оправе. Она была бледной, тощей, с плохими зубами. Ее кормили через трубку. Иногда Ди-Ди приходилось таскать с собой кислородный баллон для дочери. Когда у нее спрашивали, чем больна ее дочь, Ди-Ди перечисляла длинный список: генетические нарушения, мышечная дистрофия, эпилепсия, тяжелая астма, апноэ, проблемы со зрением. Мать говорила, что все эти заболевания у девочки с младенчества. После рождения ее содержали в отделении интенсивной терапии. У нее была лейкемия.  


Джипси (слева) и Ди-Ди (справа). Источник: WISN

Бесконечные проблемы со здоровьем сделали свое дело. Джипси была дружелюбной и общительной, но голос ее был высоким, словно у маленького ребенка. Она была на домашнем обучении, потому что не могла успевать за другими детьми, как считала ее мать. По словам Ди-Ди, умственное развитие Джипси было на уровне семилетнего ребенка, что было важно помнить при общении с ней. Ей нравилось наряжаться принцессой. Она носила парики и шляпы, чтобы скрывать отсутствие волос на голове. Образ кудрявой светловолосой Золушки был ее любимым. В нем она запечатлена на многих снимках с матерью, с которой проводила буквально каждую минуту своей жизни.

Их дом, как и все дома поблизости, был построен благотворительным фондом «Среда обитания для человечества». Он был спроектирован специально для Джипси: пандус у входной двери, джакузи, которое помогает при мышечной дистрофии. Летними вечерами Ди-Ди устанавливала проектор для кинопоказов на стене дома, и к ним приходили соседские дети, чьи родители не могли позволить себе посещать кинотеатры. Ди-Ди брала с них небольшую плату, но это все равно было дешевле похода в местный мультиплекс. Деньги шли на лечение Джипси.  

Ди-Ди очень сблизилась с некоторыми соседями, особенно с матерью-одиночкой Эми Пинегар и ее четырьмя детьми. За эти годы во время чаепитий женщина поведала ей историю всей своей жизни. Ей пришлось уйти из семьи вместе с Джипси из-за того, что с ними плохо обращались. Последней каплей стало то, что ее отец, дедушка Джипси,  стал тушить о девочку сигареты. И тогда она сбежала из родного города.

Отец Джипси был алкоголиком и наркоманом, который насмехался над отклонениями дочери, а паралимпиаду называл «цирком уродов».

Пинегар поняла с ее слов, что он не прислал им ни цента, даже когда Ди-Ди и Джипси потеряли все имущество после урагана Катрина. Повезло, что сотрудник спасательного приюта помогла им добраться до Озарка.

Выслушивая эти истории, Пинегар задавалась вопросом: «Счастлива ли она, что поддерживает жизнь этого ребенка?». Ей очень хотелось помочь. Она подвозила Ди-Ди и Джипси до аэропорта, когда те летали в Канзас на лечение, привозила им продукты из оптового супермаркета. Однако мать с дочерью, казалось, были счастливы. По благотворительным акциям они ездили в Диснейленд, через фонд исполнения желаний они повстречали певицу Миранду Ламерт. Оглядываясь назад, Пинегар признает, что иногда даже завидовала им.

Это была идеальная история для трогательного сюжета в вечерних новостях: семья, пережившая катастрофу, смогла устроить свою жизнь, несмотря на все трудности. Но однажды в фейсбук-профиле Ди-Ди появилась запись: «Эта стерва мертва!».


«Эта стерва мертва!»


Это случилось 14 июня, жарким воскресным днем, когда многие прятались у себя дома под прохладой кондиционеров. Люди, первыми отреагировавшие на запись, сомневались в том, что это написала Ди-Ди. Наверное, страницу взломали. Может, кому-то стоит позвонить и проверить? Кто-нибудь знает, где они живут? Нужно ли сообщить в полицию?

Пока люди решали, что им делать, под статусом Ди-Ди появился новый  комментарий: «Я прирезал эту чертову свинью и изнасиловал ее невинную дочку… Она так громко кричала ЛОЛ»

Ким Бланшерд, жившая рядом с ними, была одной из первых, кто на это отреагировал. Несмотря на созвучность фамилии, она не приходилась Бланчардам родственницей. С Ди-Ди и Джипси она познакомилась в 2009 году на конвенции, посвященной научной фантастике и фэнтези, где Джипси могла носить странные наряды не выделяться среди окружающих. «Они были идеальной семьей, — говорит Ким. —  Бедная больная девочка и мать, которая присматривает за ней и готова помочь всем вокруг».

Ким позвонила Ди-Ди, но трубку никто не поднял. Муж Ким, Дэвид, предложил подъехать к дому и проверить, все ли в порядке. Когда они оказались на месте, там уже столпились обеспокоенные соседи. Ди-Ди иногда не отвечала на звонки, особенно когда ездила больницу, никому об этом не сообщив. На окнах была защитная пленка, поэтому разглядеть, что внутри, было сложно. Дверь никто не открывал, и всем показалось странным, что минивэн Ди-Ди, в котором она перевозила Джипси, был припаркован у дома.

Ким позвонила в 911. Полицейские не могли попасть в дом без ордера, но не стали мешать Дэвиду, когда он решил забраться внутрь через окно. Он не обнаружил в доме ничего странного. Свет везде был выключен, а кондиционер работал на полную мощность. Следов борьбы или грабежа не было. Инвалидное кресло Джипси было в доме. Было страшно представить, как же она теперь без него?

В ожидании ордера полиция начала собирать показания соседей. Обо всем происходящем Ким писала в социальную сеть. Да, они были в доме. Да, полицию вызвали. Друзья и знакомые Ди-Ди засыпали Ким вопросами. Скоро новость распространилась по всему Миссури. «Я знаю, вы все переживаете, но вот в чем загвоздка: мы должны понимать, что тот, кто это запостил, может сейчас это все читать», — написала Ким в Facebook.

Ордер на обыск дома был получен только в 22:45. Полицейские обнаружили тело Ди-Ди в спальне. Она умерла от ножевых ранений несколько дней назад. В доме не было никаких следов Джипси.

На следующий день Ким организовала дежурный патруль и через GoFundMe запустила сбор средств на похороны Ди-Ди, а возможно и Джипси. Все опасались худшего. Всю свою жизнь Джипси вызывала у людей желание ее уберечь. Она была такой крошечной и казалась такой беззащитной. Многие не могли понять, почему это с ней произошло. Кто мог напасть на столь беспомощную девочку?

В это время полицейские начали расследование. К ним обратилась девушка по имени Алия. Она рассказала, что Джипси тайно встречалась с молодым человеком.


Ким Бланшерд вместе со своим мужем Дэвидом

Алия, 23-летняя дочь Эми Пинегар, относилась к Джипси, как к сестре, и, очевидно, Джипси воспринимала ее так же. Но им редко доводилось побыть наедине друг с другом, так как Джипси постоянно была с матерью. Поэтому секретами они могли делиться только через тайный профиль в социальной сети.

«Это мой личный профиль, мать окружила меня гиперопекой, она не должна о нем знать», — написала Джипси в октябре 2014 года. Потом она призналась, что познакомилась с молодым человеком на христианском сайте знакомств. Подруге она сказала, что влюбилась в него. Но от матери решила скрыть, потому что знала: Ди-Ди такое не одобрит и запретит им видеться несмотря на то, что Джипси мечтала повзрослеть и встречаться с парнем, как другие девочки в ее возрасте.

«Когда-то я ее обидела, сказала, что лучше бы вместо нее моей матерью была твоя мама, потому что она разрешает тебе встречаться, с кем ты захочешь», — написала Джипси.

Парня Джипси, как она написала, звали Николас Годжон. Они вели переписку больше двух лет. Его не смущало, что Джипси прикована к инвалидному креслу, а девушка собиралась выйти за него замуж. Они оба были католиками. Они даже подобрали имена своим будущим детям. Джипси придумала план, чтобы подстроить случайную встречу Ди-Ди и Ника в местном кинотеатре, после которой, Джипси надеялась, им больше не придется скрывать свои отношения.

Это был не первый раз, когда Алия получала от Джипси тайные сообщения о мальчиках. Она знала, что девушка пыталась и раньше найти бойфренда в интернете, и что, несмотря на утверждения Ди-ди об уровне развития своей дочери, Джипси начали посещать мысли об отношениях и сексе. Тем не менее Алия переживала, ведь Джипси всегда казалась ей наивной. В октябре 2014 года Джипси написала: «Мне 18 лет, а ему 24».

Вдобавок ко всему, было странным и то, что Джипси рассказывала об их отношениях. «Это было похоже на какую-то сказку», — сказала Алия.

Она переживала и за Ди-Ди, которая поругалась с ней из-за разговоров с Джипси в 2011 году, сказав, что та развращает девочку. «Я не передам твоей маме, о чем ты говорила с моей дочерью, но я не хочу, чтобы вы общались». Ди-Ди забрала телефон и компьютер у Джипси на какое-то время, но девушке всегда удавалось воспользоваться моментом, когда мать отвлекалась, она связывалась с Алией другими способами. Они виделись все реже, а после сообщений о Нике осенью 2014 года Джипси ей больше не писала.    

Алия решила, что полиции стоит об этом знать. Она показала им переписку. Полицейские также отследили один IP-адрес, с которого посещали страницу Ди-Ди, он был зарегистрирован на имя Николаса Годжона, проживавшего в деревне Биг Бенд, штат Висконсин.

15 июня отряд полицейских в округе Уокешо, штата Висконсин, был отправлен в дом Годжона. Противостояние было недолгим. Ник быстро сдался. К счастью, Джипси была с ним, целая и невредимая, в полном здравии. Все ненадолго вздохнули с облегчением.

Оказалось, что на самом деле Джипси не пользовалась инвалидным креслом с того момента, как покинула дом несколько дней назад. Оно ей было не нужно. Она могла самостоятельно передвигаться, с ней также не было кислородного баллона и лекарств. У нее была очень короткая стрижка, оказалось, что всю жизнь ее брили наголо, чтобы она казалась больной. Та хилая девочка, которой ее знали, куда-то исчезла. Все было аферой, в которой ее заставила участвовать мать.

«В тот момент я поняла, что не знаю об этом человеке абсолютно ничего. Чему я верила? Как я могла быть такой глупой?» — вспоминает Ким Бланшерд.

«Никто никогда не спрашивал у них документы, ни у кого не возникало сомнений, — сказала Эми Пинегар. — Может, они смеялись у нас за спиной?»


Род Бланчард

Настоящее имя Ди-Ди было Клодин Бланчард. Долгие годы она пользовалась псевдонимами и писала свое имя по-разному: Ди-Ди, Клодин, Дино. Переехав в Миссури, она взяла имя Клодиния и приписала к фамилии лишнюю букву. Но не все из ее легенд оказались враньем. Она действительно была родом из Лафурша и росла вместе с пятью братьями и сестрами. Ее мать умерла в 1997 году, а отец был еще жив.

Род Бланчард, отец Джипси, по-прежнему живет неподалеку от Лафурша. С Ди-Ди он познакомился еще в старших классах, они встречались почти полгода. Ему было 17, а ей 24, когда она забеременела, тогда он решил взять ее в жены. «В свой 18-й день рождения я проснулся и понял, что не должен быть с ней, что я ее не люблю, мы поженились зря», — говорит Род. Он ушел из семьи. Попытки Ди-Ди вернуть мужа не увенчались успехом.

Джипси родилась вскоре после того, как ее родители разошлись, 27 июля 1991 года. Род говорит, что Ди-Ди нравилось имя Джипси, а он был не против, так как был поклонником группы Guns N’ Roses. Они оба не знали о существовании Джипси Розы Ли — звезды водевиля 1920-х, ставшей стриптизершей, чья жизнь легла в основу бродвейского мюзикла «Цыганка». У Розы Ли тоже была строгая мать, которая создавала ее сценический образ и лгала всем о реальном возрасте дочери, насильно заставляя ее выступать.

По словам Рода, Джипси родилась здоровым ребенком, но, когда ей было три года, Ди-Ди решила, что дочь страдает апноэ и может задохнуться во сне. Тогда она начала водить ее по больницам. Род говорит, что врачи ничего не находили, несмотря на кучу анализов. Но убеждение в том, что дочь больна, только крепло. Она объясняла все более странный набор проблем со здоровьем тем, что у девочки генетические нарушения.

У Ди-Ди постоянно возникали новые идеи о том, что не так со здоровьем дочери, она искала новых врачей, новые лекарства. Когда-то она работала помощницей медсестры и запомнила множество медицинских терминов, которыми потом постоянно бросалась. Казалось, что у Ди-Ди всегда все под контролем. Она так много знала, что у нее на все находился ответ.

Род в итоге завел другую семью. Вместе со своей новой женой Кристи они часто виделись с Джипси первые 10 лет ее жизни. У него есть множество счастливых семейных фотографий, сделанных вплоть до 2004 года. Они даже ходили на паралимпийские игры. На фотографиях Джипси улыбается вместе со своими сводными братьями. За все эти годы она ни разу ни сказала ничего плохого о матери.


Джипси вместе своими родителями и сводными братьями и сестрами. Фотография без даты из личного архива Кристи Бланчард

Тем временем отношения Ди-Ди с ее родственниками, которые и так всегда были плохими, стали еще хуже. Причина остается неясной — журналистке так и не удалось напрямую поговорить с ее родственниками. У Ди-Ди начались проблемы с законом, она стала выписывать фальшивые чеки. В итоге они с дочерью переехали в пригород Нового Орлеана.        

Ди-Ди и Джипси несколько лет прожили в государственном жилье и посещали врачей в местных больницах. Ди-ди говорила им, что у Джипси случались эпилептические припадки каждые пару месяцев, и они прописывали ей соответствующие лекарства. Ди-Ди настаивала, что у дочери мышечная дистрофия, хотя анализы показывали обратное. Она говорила, что у дочери слабое зрение и непрекращающиеся воспаления ушей. Врачи послушно проводили операции. Если вдруг случалась простуда, то Джипси сразу попадала в отделение неотложной помощи.

В 2005 ураган Катрина задел их округ. Электричество отрубило на несколько недель. Мать с дочерью оказались в убежище для людей с особыми потребностями. Местным сотрудникам Ди-Ди сказала, что все справки и документы были утеряны при наводнении.

Один из врачей, работавших там, Дженнет Джордан (отказавшаяся давать интервью), была очарована Джипси. «Когда я впервые ее увидела, я расплакалась, а девочка сказала: “Все в порядке, вы же живой человек”», — такими воспоминаниями Джордан поделилась в интервью местной радиостанции в 2005 году. Судя по всему, именно она предложила им переехать в Миссури.

Местные газеты не смогли устоять перед историей матери-одиночки, воспитывающей дочь-инвалида. Благотворительные организации тоже. Ди-Ди и Джипси на самолете доставили в Миссури в сентябре 2005 года, там они три года снимали жилье, пока не переехали в дом, построенный благотворительным фондом.

Так как Джипси с ранних лет стояла на учете в разных благотворительных учреждениях для больных детей, Ди-Ди жила в домах, предоставленных фондом Рональда Макдональда, это была самой крупной выгодой, что она извлекла. Но ее аппетиты росли. Им доставались бесплатные авиабилеты от волонтерской организации пилотов, они бесплатно останавливались в санаториях для больных раком и ездили в Диснейленд.

Ди-Ди держала Рода в курсе всех перемещений Джипси и изменений в ее состоянии здоровья, даже когда стала рассказывать знакомым, что он алкоголик и наркоман, бросивший свою дочь. Род и Кристи общались с Джипси достаточно часто. Они постоянно планировали навестить ее, но, по словам Рода, вечно находилась причина, по которой им нельзя было приехать.

Он продолжал перечислять алименты на сумму в 1200 долларов на банковский счет Ди-Ди. Он также присылал иногда подарки, которые просила Ди-Ди, например, телевизор и игровую приставку. Он продолжал посылать все это даже после того, как Джипси исполнилось 18 лет, потому что Ди-Ди говорила, что Джипси нуждается в круглосуточном присмотре. «Вопрос о том, чтобы я прекратил платить, даже не стоял», — говорит Род.

Иногда проявлялись небольшие признаки обмана. Когда Род собирался позвонить и поздравить дочь с 18-летием, Ди-Ди перехватила телефон и сказала ему, что Джипси считает, что ей 14 лет, поэтому не стоит ее расстраивать и говорить правду. Род послушался.

«Я думаю, Ди-Ди сплела паутину лжи, из которой было уже не вырваться, — говорит Род. — Одна ложь прикрывала другую, и это стало ее образом жизни». Он никогда не видел телевизионных выпусков и не читал в газетах о Ди-Ди и его дочери, потому что о них писали местные СМИ. Он ничего не знал о благотворительных путешествиях, Ди-Ди практически ничего ему не рассказывала.

Все изменилось в прошлом июне, когда сестра Ди-Ди сообщила ему о ее смерти и исчезновении Джипси.

Впервые Род увидел, как его дочь самостоятельно ходит, в выпуске новостей о судебных слушаниях. Кристи случайно наткнулась на видеозапись в интернете. Род настолько удивился, что первой его реакций была радость: его дочь может ходить!

Когда адвокат предоставил Джипси отчет о вскрытии матери, она долго вчитывалась в ту часть, где говорилось о состоянии мозга Ди-Ди.

«Хочу знать, что, черт возьми, творилось в ее голове»,  — сказала Джипси. — Что могло толкнуть ее на такой поступок».



Ди-Ди никогда уже не сможет ответить на эти вопросы. Остались лишь показания Джипси, которая и сама не знает все до конца. Недоумение вызывают многие детали: например, когда ее арестовали, то она сказала полицейским, что ей 19 лет, но, когда Роб предоставил властям свидетельство о рождении, выяснилось, что ей было 23 года.

Дети верят родителям, и Ди-Ди заставила Джипси поверить в то, что у нее рак, давая ей лекарства. Даже повзрослев, она не сомневалась в этом. Открытым остается вопрос о том, какие это были лекарства. Скорее всего, они даже не были ей прописаны. Адвокат Джипси считает, что Ди-Ди давала дочери транквилизаторы.

Куча липовых диагнозов, запутанные списки лекарств: все указывает на синдром Мюнхгаузена по доверенности. Синдром Мюнхгаузена впервые был описан британским психиатром Ричардом Ашером в 1951 году. Его последователь Рой Медоу в 1977 году описал его отдельную форму — синдром Мюнхгаузена по доверенности. В 1980 году заболевание попало в  руководство по диагностике и статистическому учету психических заболеваний. Человек, страдающий чистым синдромом Мюнхгаузена, либо симулирует, либо вызывает у себя физические и психологические симптомы безо всякой видимой выгоды, кроме внимания и сочувствия со стороны окружающих. Человек, страдающий синдромом Мюнхгаузена по доверенности, фальсифицирует эти симптомы у другого человека.  Последняя редакция руководства рекомендует различать синдром Мюнхгаузена от аггравации, то есть от преувеличения больным какого-либо симптома или болезненного состояния для извлечения выгоды. Аггравация не относится к психическим заболеванием и считается формой мошенничества.

Синдром в основном наблюдается у матерей, но существуют случаи, когда и отцы поступали так со своими детьми, мужья — с женами, племянницы — с тетями. Врачам не всегда удается его обнаружить, поэтому сложно сказать, насколько этот синдром распространен в обществе.

То, что врачи не обнаруживают этот синдром, кажется нелогичным, но отношения между доктором и пациентом имеют двустороннюю доверительную связь. «Как сотрудники медучреждений, — говорит Кэролойн Бертон, врач, специализирующаяся на синдроме Мюнхгаузена у взрослых, — мы полагаемся на то, что говорит нам пациент». Даже если врач подозревает, что пациент ему врет, у него все равно отсутствует достаточный стимул отказывать в лечении на основе сомнений. «Что, если врач не прав, а пациент из-за этого будет испытывать мучения? Приходится быть осторожным, чтобы не упустить из виду органическое заболевание».

Диагноз синдрома Мюнхгаузена по доверенности ставится только виновнику, а не жертве. Из-за того, что Ди-Ди мертва, поставить ей диагноз невозможно. Она не оставила после себя дневника или чего-то, что пролило бы свет на ее мотивы и намерения. У нее была папка с медицинскими документами, в которой она, судя по всему, вела учет того, какую информацию предоставляет разным врачам. Они считают, что, по описанию, у Ди-Ди были ярко выраженные симптомы синдрома, например, она была медицински подкована. Также в пользу болезни говорит то количество врачей, к которым она водила Джипси, и склонность часто менять место жительства, чтобы не сохранять историю болезни. Многие больные синдромом Мюнхгаузена считают себя больными апноэ.

Нередко бывает, что даже близкие родственники не замечают никаких признаков симулирования болезни. По словам Бертон, виновники обычно умело манипулируют людьми и своими жертвами, и чем дольше это продолжается, тем выше шансы, что жертва пойдет с ними на сговор. Чтобы втянуть ребенка в обман, родителям бывает достаточно желания ребенка им угодить. Но даже между взрослыми бывает эмоциональная зависимость, которая толкает жертву на ложь. «Природа таких отношений очень нездоровая», — сказала Бертон. Во врачебной практике еще не бывало случаев, чтобы обман не раскрывался так долго.


Ди-Ди и Джипси во время интервью для новостного сюжета о благотворительном жилье. 2008 год. Источник: KYTV

Медицинские карты Джипси говорят о многом. Еще в 2001 году врачи сделали ей биопсию, подозревая наличие мышечной дистрофии. Результат был отрицательным. Все снимки мозга и позвоночника показывали, что девочка здорова. Все справки уцелели после урагана «Катрина». Тем не менее, Ди-Ди продолжала настаивать и убеждать врачей в разных штатах, что Джипси страдает мышечной дистрофией. Большинство врачей, согласно этим документам, принимали слова Ди-Ди за чистую монету и не подвергали их проверке. Вместо этого они продолжали лечить Джипси от различных проблем со зрением, слухом, слюноотделением, причиной которых, как предполагалось, была мышечная дистрофия.

Не обошлось без хирургических вмешательств. Неоднократно проводились операции на глазные мышцы Джипси из-за утверждений матери об их слабости. Ей прописали кормление через питательную трубку, она почти не ела ртом и употребляла заменители пищи. В ее слюнные железы сначала ввели ботокс, а затем удалили его, потому что мать жаловалась на слишком обильное слюноотделение. Зубы Джипси сгнили, то ли из-за неправильного питания и лекарств, то ли из-за недостатка гигиены, сейчас это определить сложно. Их пришлось удалить.

Постоянные вмешательства в организм девочки под предлогом этих болезней были серьезными и длительными. Сейчас уже сложно сказать, нуждалась ли она в каких-либо из них. С точностью можно сказать только то, что, когда это все началось, Джипси была слишком мала, чтобы противиться решению матери.

Врачи тем не менее не замечали того, что в истории Ди-Ди многое не сходится. Даже сомнологу Роберту Бекерману, который обследовал Джипси в Новом Орлеане и Канзас-Сити, все казалось нормальным: он назвал Ди-Ди своей любимой пациенткой. Он отказался дать комментарий для этой статьи.

Но было одно исключение. В 2007 году у детского невролога Бернардо Фластерштайна появились подозрения, как только он впервые встретил мать с дочерью. Он не купился на истории о мириаде болезней. Для мышечной дистрофии у Джипси «необычное распределение нагрузок», отметил он. Фластерштайн на всякий случай направил Джипси на МРТ и анализ крови. Результаты были нормальными. Врач сказал Ди-Ди, что не видит причин, по которым девочка не могла бы ходить. «Я помню, как попросил ее встать, и она могла держать свой вес!» — вспоминает он.

Фластерштайн связался с врачом, у которого Джипси стояла на учете в Новом Орлеане. От него он узнал, что результаты биопсии мышц были хорошими, и что тот врач объяснил это Ди-Ди, после чего она перестала к нему обращаться.

«Принимая в расчет все факты и разговор с предыдущим педиатром, стоит отметить, — написал Фластерштайн в медицинской карте, — что существует большая вероятность синдрома Мюнхгаузена по доверенности». Ди-Ди перестала ходить к этому врачу сразу после того визита. «Думаю, она увидела мои записи», — говорит Фластерштайн. Медсестры сказали ему, что, выходя из его кабинета, Ди-Ди пожаловалась, что он не знает, о чем говорит.

Фластерштайн не стал доводить дело до конца. По его словам, все врачи в Спрингфилде «купились на ее историю». Он боялся, что, если сообщит об этом в социальную службу, ему никто не поверит. Оглядываясь назад, Фастерштайн жалеет, что ничего не сделал. Это был второй случай синдрома Мюнхгаузена за всю его многолетнюю карьеру. Об убийстве он узнал от бывшей медсестры. «Бедная Джипси, ей пришлось страдать все эти годы, жаль, я не был более настойчивым», — говорит он.

Это была не единственная возможность избежать трагедию. В 2009 году кто-то позвонил в полицейское отделение Спрингфилда и попросил устроить профилактический осмотр. Он сказал, что сомневается в заболеваниях Джипси. Фластерштайн утверждает, что это был не он. Полицейские приехали домой к Ди-Ди, но она развеяла их опасения. Она сказала им, что пользуется разным написанием имени и неверной датой рождения, чтобы ее не смог найти муж-алкоголик. Никто из них не позвонил Роду Бланчарду, чтобы удостовериться в сказанном. Полицейских удовлетворило такое объяснение. «Джипси действительно страдает от определенного умственной отсталости», — написали они в отчете.

Однажды Джипси сама пыталась сбежать от матери. На одной конвенции, посвященной научной фантастике, она познакомилась с мужчиной. У них завязалась интернет-переписка. Это был февраль 2011 года, и все считали, что Джипси 15 лет. По словам Ким Бланшерд, мужчине было 35 лет. Он отвел Джипси в свой номер отеля. Ди-Ди нашла ее с помощью организаторов мероприятия. Судя по всему, она показала мужчине документы, свидетельствующие о том, что Джипси была несовершеннолетней, и мужчина распрощался с ними. Ди-Ди пришла в ярость из-за этого случая и устроила скандал. Она разбила молотком семейный компьютер, обвиняя во всем интернет. Когда появился новый компьютер, Джипси разрешалось пользоваться интернетом только под присмотром матери.

У Джипси нее не было причин надеяться, что что-то изменится. До тех пор, пока она не познакомилась с Ником Годжоном.


Кристи Бланчард

При иных обстоятельствах история жестокого обращения матери с ребенком, возможно, нашла бы сочувствующих. Но мошенническая составляющая вызывала у людей обратную реакцию, особенно у тех, кто не был знаком с Ди-Ди лично. Так начали появляться группы в Facebook. В них велись споры о том, виновата ли Джипси в случившемся и замешаны ли в мошенничестве Род и Кристи. В некоторых группах состояло около 10 тысяч человек. Каждый день в них появлялись посты о преступлении с различными теориями произошедшего.

Если бы такие предположения высказывались на закрытых форумах, это было бы одно дело. Но недовольных следователей-любителей оказалось слишком много. Они хотели повлиять на ход дела в реальности. Многие из них обращались в полицию со своими безумными домыслами. Результатом стал информационный хаос. Когда полицейские объявили о финансовом мошенничестве, Ким закрыла сбор средств на похороны, но интернет-сыщики уже изучили ее профили в социальных сетях. Многие считали, что Ким врет о своих отношениях с Ди-Ди и что они являются родственницами из-за похожей фамилии.

Кристи Бланчард по-прежнему следила за новостями о своей падчерице в социальной сети, так она узнала, что многие пользователи считают, будто они с Родом были в курсе плана Ди-Ди. Другие думали, что Род не помогал своей дочери финансово. «Они не понимают, что я всегда им помогал», — говорит Род. «Всем, чем мог», — в подтверждение говорит Кристи. На самом деле у Ди-Ди было немало сбережений. Джипси и Ник, прежде чем скрыться, украли из ее сейфа 4000 долларов.   

Поначалу Кристи пыталась защитить себя и мужа, но пользователей социальной сети было тяжело переубедить. «Это стало сущим адом», — говорит Кристи. Она вышла из всех групп и попросила родственников и друзей отклонять все запросы на дружбу в Facebook.

С той же проблемой столкнулись и соседи. «Мне говорили заткнуться и убраться каждый раз, когда я пыталась поправить фактические ошибки интернет-сыщиков», — говорит Эми Пинегар. Одержимые этим делом люди добавляли только путаницы в и без того мутное дело. Они оказались очень настойчивыми. В сентябре 2015 года два члена крупнейших фейсбук-групп, посвященных убийству Ди-Ди, присутствовали на судебном слушании. После заседания они подскочили к репортерам местного телеканала и начали разговаривать с ними. Адвокату Джипси пришлось их разогнать.

Прокурор отказался требовать смертный приговор, Джипси и Нику были предъявлены обвинения в убийстве первой степени. По ходу расследования всплыла переписка, в которой они обсуждали план убийства Ди-Ди. «Дорогая, ты забыла, что я безжалостен, и моя ненависть к ней не оставляет выбора, кроме как убить ее, — написал Ник. — Во мне говорит моя темная сторона, которая любит убивать и сделает все чисто». Прокуроры сказали, что нашли в соцсетях доказательства того, что Джипси напрямую попросила Ника убить свою мать, но не придали их огласке. Материалы предварительного следствия указывают на то, что Ник еще в мае 2014 года рассказал другу о том, что Джипси хочет убить свою мать.


Джипси и Николас Годжон

Годжон не просто так говорил о «зловещей частице себя», они с Джипси построили себе фантастический виртуальный мир с помощью ряда аккаунтов в Facebook. Им нравилась эстетика BDSM. Они выдумывали себе имена и играли в ролевые игры. Обменивались своими фотографиями в разных костюмах, на одном таком снимке Джипси предстает в образе Харли Квин (при пер.: персонаж комиксов о Бэтмене)  с ножом в руке. Для них нередко смешивались реальность и вымысел. Даже сейчас неясно, почему Годжон пошел на убийство. Полиция задерживала его один раз в 2013 году за то, что он смотрел порнографию на планшете в ресторане быстрого питания. Но, по показаниям обоих, ножом орудовал только он. Джипси слушала, как ее мать убивают, находясь в другой комнате. По словам водителя такси, подвозившего пару после убийства, ему показалось, что всем руководит Джипси.

Адвокат подсудимой Майкл Стенфилд был предоставлен государством из-за того, что у Джипси не было денег. В среднем за год он ведет больше 270 дел. Дело Джипси ему досталось по жребию, и он понятия не имел, что его ожидает. «Думаю, это самое сложное дело, которое у меня когда-либо будет», — сказал он. Окружной канцелярии государственных адвокатов в каком-то смысле повезло в том, что им удалось привлечь для разбирательства ведущего юриста, которой был уже на пенсии. Стенфилду также помогали следователь и ассистенты. Кристи и Род не могли себе позволить нанять частного адвоката, тем не менее, Стенфилд казался им профессионалом.           

Восстановить картину произошедшего было сложно. Стенфилд отправился в Луизану, чтобы разобраться с прошлым Ди-Ди. Ему понадобилось несколько месяцев, чтобы получить доступ к медицинским картам Джипси из-за того, что Ди-Ди оформила юридическую доверенность на врачебные решения после того, как Джипси исполнилось 18 лет. Больницы отказывались сотрудничать, хотя доверенность не лишала Джипси права ознакомиться со своими собственными медицинскими документами.

Присланные данные оказались столь изобличающими, что в проведении дальнейшего разбирательства уже не было смысла. Стенфилд вызвал прокурора, и вместе они разработали соглашение о признании вины. 5 июля 2015 года Джипси признала себя виновной в убийстве второй степени. Судья дал ей минимальное наказание: 10 лет заключения. С учетом года пребывания под стражей она сможет выйти по условно-досрочному через семь с половиной лет, в конце 2023 года. К  тому моменту ей будет 32 года.

Суд над Годжоном запланирован на ноябрь. Условия сделки о признании вины не требовали от Джипси дачи показаний против Ника. На недавнем слушании в середине июля он выглядел потерянным. Родственники Ника не присутствовали ни на одном из судебных разбирательств.


Джипси в суде 5 июля 2016 года

Джипси сейчас пребывает в женском исправительном учреждении в Миссури. У нее отросли длинные волосы, она выглядит здоровой и теперь носит нормальные очки, как у взрослых людей. Она не принимает никаких лекарств, за год без матери у нее не наблюдалось никаких проблем со здоровьем. «Большинство моих клиентов теряют вес из-за того, что их кормят отвратительной едой», — заметил Стенфилд. Джипси набрала почти семь килограмм за тот год, что находилась под стражей во время судебного следствия.

«Она была больше похоже на саму себя, что было полной противоположностью человека, которого я знала, словно все это время она носила костюм и наконец его сняла»,  — сказала Ким Бланшерд, которая недавно навестила Джипси в тюрьме. Сейчас девушку раз в неделю навещает терапевт, но пока неизвестно, будет ли продолжена терапия после того, как ее перераспределят.

Род и Кристи виделись с Джипси недолго после того, как ей вынесли приговор. Им стало легче, когда прояснилась дальнейшая судьба девушки. Они еще не решили, станут ли судиться с врачами и больницами, в которых лечилась Джипси. Решение они примут, как только все уляжется и они смогут нормально обсудить это с ней. Пока дело находилось на рассмотрении, им не разрешалось обсуждать с Джипси преступление, так что им еще будет о чем поговорить. Они надеются навещать ее два или три раза в год, так как путь не близкий, а с деньгами у них проблемы.

Род и Кристи сказали, что Джипси до сих пор врет по мелочам, рассказывая подробности своей жизни. Очевидно, ей все еще тяжело говорить об этом честно, это беспокоит супругов, но они надеются, что скоро все наладится.

Во время разговора голос Рода звучал подавленным. Недавно он стал задаваться вопросом, что же такого Ди-Ди наговорила о нем дочери за все эти годы. Как она могла быть такой дружелюбной в разговорах по телефону и при этом так сильно его ненавидеть. Он спросил об этом Джипси, и та ответила: «Мама сказала, что врагов нужно держать при себе».


Дом в Спрингфилде, в котором жили Ди-Ди и Джипси

Джипси строит длинные сложные предложения. Язык у нее подвешен так хорошо, что трудно поверить, что она могла кому-то показаться отсталой. Многие врачи отметили в своих записях, что у девочки хороший словарный запас, несмотря на то, что ее мать утверждала о когнитивных нарушениях.

Она была очень рада поговорить и поначалу еле сдерживала себя. Она хочет, чтобы люди знали, что ей пришлось пойти на убийство матери, и с парнем это никак не связано, она просто хотела сбежать от жестокого обращения. В тюрьме она хочет написать книгу, чтобы помочь людям, которые находятся в похожем положении.   

Джипси говорит, что впервые поняла, что что-то не так, когда ей было 19 лет, когда она попыталась сбежать с мужчиной во время конвенции в 2011 году. Когда за ней пришла мать, она впервые задалась вопросом, почему ей нельзя ни с кем дружить и нужно все время находиться одной.  

В своем отношении к матери она немного колеблется: «Всем казалось, что она такая заботливая и преданная. Думаю, она была бы отличной матерью для того, кто действительно болен. Но я не больна. И в этом огромная разница».

Джипси не считает, что кого-то обманывала: «Думаю, меня использовали, как и всех остальных. Я была ее пешкой и не понимала этого. Я понимала только то, что могу ходить и самостоятельно есть. Что касается всего остального… Ну, она сбривала мои волосы и при этому говорила, что они все равно бы выпали, и пускай все лучше будет выглядеть опрятно и аккуратно». Мать убедила Джипси в том, что у нее рак, и говорила, что лекарства, которые она принимает, от него.

На вопрос о детской манере поведения Джипси попыталась оправдаться: «Это не моя вина, что у меня от природы такой голос!»

В те редкие моменты, когда Джипси начинали одолевать сомнения, она не задавала вопросы, потому что боялась огорчить мать. Джипси считает, что Ди-Ди действительно считала ее больной: «Я боялась, что у нас будут неприятности. Грань между правильным и неправильным для меня была размыта, так меня воспитали». 

«Сейчас я жалею, что не рассказала кому-то обо всем до Ника», — говорит Джипси.

Джипси пользовалась интернетом в основном поздно вечером, когда мать уже спала. Ник был первым, кто предложил ей реальную защиту. Она поверила ему. После всего случившегося она теперь считает, что он «озлобленный». Ответственность за убийство она берет на себя: «То, что я сделала, — плохо, но мне придется с этим жить». По ее словам, Ник лишь был исполнителем. Написать сообщение в Facebook тоже было идеей Джипси, чтобы на место прибыла полиция, но конкретный текст ей продиктовал Ник.

На вопрос о том, держит ли она злость на свою мать или врачей, Джипси говорит, что испытывает только чувство разочарования. «Меня огорчает то, что никто из врачей не понял, что я была абсолютно здоровой, что мои ноги не такие худые, как у парализованных, что мне не нужна питательная трубка и прочее». В тюрьме у Джипси есть доступ к компьютерам. Она посмотрела определение синдрома Мюнхгаузена и утверждает, что ее мать подходила по всем симптомам.

Джипси в подробностях описывала все те ужасы, которые ей пришлось пережить, но на сочувствия она отвечает так же, как делала это перед объективами камер местного телеканала, снимающего трогательный сюжет о больной девочке. «Все в порядке, я верю, что это сделало меня сильнее, я верю, что все происходит не случайно».

Она не унывает даже из-за тюремного заключения. По ее словам, она чувствует себя здесь намного свободнее, чем с Ди-Ди. «Это мне же на пользу. Всю жизнь я делала то, что говорит мама, и это были нехорошие вещи. Она научила меня лжи, и я не хочу больше лгать. Я хочу стать честным и порядочным человеком».

Артем Салютин

Оригинал статьи на Buzzfeed

Профессиональные фотографии для материала — Гильермо Мартинес Эрнандес

Подписывайтесь на нас в Telegram: https://telegram.me/reporteropen