07 января, 11:19

10 руководителей — о своих методах проведения собеседований и самом сложном вопросе, который они задают кандидатам

Кем вы себя видите через 5 лет? Расскажите о ситуации, когда вы проявили лидерские качества? В чем ваша самая большая слабость? Это стандартные вопросы, с которыми люди сталкиваются во время собеседований. И на все эти вопросы есть такие же стандартные ответы: «Моя самая большая слабость? Я слишком трудолюбив».

По мере того, как вы продвигаетесь вверх по карьерной лестнице, вам вряд ли грозят столь избитые вопросы во время интервью. Для руководящих должностей большее значение имеют навыки. Издание Quartz попросило 10 исполнительных директоров компаний рассказать о своих методах проведения собеседований и самом сложном вопросе, который они задают претендентам на должность. Их подходы отличаются, но все они направлены на то, чтобы проверить склад ума потенциального коллеги.

«Вы бы предпочли, чтобы вас уважали или боялись?»

Майкл Грегори, главный директор компании CA Technologies, которая занимается разработкой ПО, признает, что в его любимом вопросе есть что-то макиавеллевское. Однако он всегда застигает людей врасплох и действительно показывает, что они думают о своем стиле руководства.  

В теории на этот вопрос не существует правильного ответа, однако на практике его уместность определяется должностью, на которую претендует соискатель. В коллаборативной рабочей среде лучше, чтобы вас уважали, а в бизнес-подразделении, которое испытывает тяжелые времена, кнут обычно полезнее пряника.

«Почему вы сегодня здесь?»

Это максимально открытый вопрос, но когда его на собеседованиях задает Гордон Уилсон, глава Travelport, британской компании-разработчика ПО из списка NASDAQ, он хочет услышать единственно верный ответ.

«Меня поражает, как часто при ответе на этот вопрос люди говорят о том, какую пользу извлекут из этого они, а не о том, какую пользу они принесут компании. Это позволяет мне понять, заботит ли претендента судьба всей фирмы или только его личная», — говорит Уилсон. Соотношение приоритетов, по его словам, должно составлять 75% на 25%. Если вы принесете пользу предприятию, то и для вас выгода будет не меньшей.

«Какая ваша самая большая мечта?»

Вам стоит узнать подробно о том, кто проводит ваше собеседование, особенно, если это Чжан Синь, соучредитель и генеральный директор SOHO China, компании-строителя коммерческой недвижимости.

Когда она задает кандидатам дежурные вопросы, те должны быть уверены, что никакой ответ не покажется ей слишком амбициозным. В конце концов, она миллиардер, и она добилась всего самостоятельно. Чжан Синь построила свою империю с нуля — отложила деньги, заработанные на швейной фабрике в Гонконге, и потратила их на образование в Англии, после чего быстро стала крупнейшим застройщиком в Китае. Когда она говорит, что ее привлекают «вольные духом» люди, это не пустые слова.

«Как с вами обращались?»

Вопрос этот адресован не претендентам на должность, а тем, кто с ними столкнулся, прежде чем они попали на собеседование с Риком Гоингсом, генеральным директором компании Tupperware, лидером продаж пластиковых контейнеров. «Я расспрашиваю водителя, который встретил кандидата в аэропорту, помощников и рецепционистов. Я расспрашиваю их о том, как вел себя этот человек. <...> Так можно узнать, с кем вы имеете дело», — говорит он.

Ему важно понять, обладает ли претендент «некогнитивными способностями», которые необходимы, чтобы руководить командой. Гоингс считает, что информация, которую можно получить от людей, столкнувшихся с кандидатами в обычной повседневной жизни, не менее важна, чем ответы, озвученные претендентами на должность в ходе собеседования.

«Какая ваша любимая собственность в “Монополии” и почему?»

Кен Мойлес, основатель и генеральный директор инвестиционного банка Moelis & Co, любит подбросить этот неожиданный вопрос тем, кто только что окончил программу MBA и претендует на должность менеджера среднего звена. «Это отличный способ понять отношение человека к рискам и вознаграждениям», — говорит он.

«Расскажите о случае, когда вы потерпели неудачу»

Препарирование чужих неудач в прошлом — любимое занятие директоров компаний, которые хотят на примере понять, насколько вы изобретательны.

Человек, который может говорить открыто, честно и конкретно о личных неудачах, привлекателен, но только при условии, если он также может объяснить, почему он при этом все равно отличный партнер или руководитель, считает Роджер Крандалл, генеральный директор американской страховой группы MassMutual.

Дэвид Серра, основатель и генеральный директор Algebris, лондонского хедж-фонда, спрашивает кандидатов и о последствиях неудач: «Какая была самая большая ошибка, которую вы совершили, и какой урок вы из этого извлекли?».

Для финансовых компаний, например, опасность таится за каждым углом. Поэтому начальство стремится нанимать менеджеров, которые не станут паниковать, если дела пойдут плохо, и будут достаточно ответственными, чтобы признать, что источником проблемы могли послужить их собственные действия. Расплывчатые ответы, в которых кандидаты говорят о том, что проблемы были вызваны внешними факторами, не вызывают доверия.

«Кем вы хотели стать, когда вам было 7-8 лет?»

Барбара Бирн, руководитель программ инвестиционно-банковских услуг в Barclays, признает, что она технически не проводит собеседования. На момент, когда претендент встречается с ней, она уже предполагает, что перед ней ценный кадр. Но может ли он пройти ее «самолетный» тест? «Не умру ли я от скуки во время перелета Нью-Йорк — Лос-Анджелес с вами?» — спрашивает она, считая, что разговоры о детстве — это хорошая тема, чтобы начать общение в этом путешествии. Некоторые люди сразу вам открываются, и вы устанавливаете с ними связь, говорит Бирн.

Испытание картой вин

Чарльз Филлипс, генеральный директор компании Infor, разрабатывающей программное обеспечение, говорит, что притворяться 45 минут может любой. Вместо традиционного собеседования на высокие должности в его компании генеральный директор приглашает кандидата на ужин с другими руководителями. «Я люблю смотреть, как они проявляют себя не в искусственно созданной среде», — говорит он.

Ключевое испытание проходит в самом начале ужина: Чарльз дает кандидату карту вин, и тот должен убедить всех, что знает толк в напитке. Или притвориться, что знает, или просто выбрать самое дорогое вино, или попросить помощи у официанта. То, насколько убедительно он будет звучать, лишь часть испытания. Другая состоит в том, как он обращается с персоналом ресторана.

«В конце ужина мы просим рассказать какой-нибудь анекдот: так можно понять, обладает ли человек чувством юмора, а также как хорошо он соображает на ходу и импровизирует», — делится опытом Филлипс.

Подтверди слова делом

У Атула Кунвара, главы аутсорсинговой компании Tech Mahindra, нет готового списка вопросов, и он позволяет претенденту рассказать о своих увлечениях. Хобби и интересы кандидата — это не затравка для пустой беседы.

«Когда один соискатель отметил, что увлекается пением, я попросил его спеть для нас, комиссии директоров компании, — говорит Кунвар. — Он не стал отказывать и спел хорошо. Для меня это значило, что он с любовью относится к тому, чем занимается, и способен самостоятельно нарабатывать навыки. В решающий момент он не засмущался. Нам всегда нужны такие люди».

                                                                                      Перевел Артем Салютин

Подписывайтесь на нас в Telegram: https://telegram.me/reporteropen