25 ноября, 15:59

Почему современное искусство в классическом пространстве провоцирует обывателя

Стоит ли выставлять современные произведения искусства в аутентичных музейных пространствах? Недавний скандал на выставке Яна Фабра как нельзя лучше показал, что тут есть о чем порассуждать. Для начала стоит определить, что вообще означает термин «современное искусство». У каждого сообщества к нему свое отношение, так что стоит уточнить.

С одной стороны, словом «современный» в каждую отдельную эпоху называют все, что создается в данный момент либо было создано только что. Этот смысл не имеет отношения к направлению в искусстве, к художественным методам, благодаря которым создавалось произведение. Слово «современный» лишь характеризует временные рамки.

С другой стороны, «современное искусство» есть нечто более близкое по смыслу к «актуальному искусству», как его попытались назвать у нас в стране.

На мой взгляд, желательно придерживаться первого значения, дабы не хоронить классическое изобразительное искусство раньше времени. Вообще, художники устали слышать, что живопись умерла, все-таки они продолжают живописать и считают себя живыми. Но в этом тексте для удобства будет использоваться общепринятый смысл — современное искусство есть актуальное искусство.

Почему сторонники классической школы считают, что современному искусству не место в аутентичных залах? Во-первых, по мнению большинства, это незаконная апроприация музейного пространства, которое зиждется на вековых традициях и имеет собственные уставы. Внезапно оказавшийся там новаторский художественный объект могут расценить как агрессивное вторжение, провокацию или просто насмешку над классической школой. Все это мешает зрителю воспринимать произведение адекватно.


Фото: «Коммерсант»

Разумеется, на фоне устаревших полотен он будет выглядеть не то что современным — устремленным в будущее. Только рассчитывать, что все зрители будут воспринимать этот художественный объект со сложной концепцией правильно, точно не стоит. Масла в огонь к и без того сложной концепции арт-объекта порой добавляет и аннотация к нему, как правило изобилующая множеством слов и лишь путающая зрителя, вместо того чтобы дать краткое объяснение.

Кроме того, согласно наблюдениям искусствоведов, с каждым годом классическое полотно возрастает в цене в среднем на 20%, в то время как стоимость произведений актуального искусства стремительно снижается.

Обосновываясь среди классических художественных полотен, еще невоспринятый в миру, «нерукопожатный» объект автоматически становится произведением искусства. Выставление не прошедшего естественные этапы принятия культурой объекта среди полотен с вековым знаком качества может выглядеть циничной попыткой обмануть зрителя. Многие не в состоянии оценить достоинства даже признанной картины. Что уж говорить о современном искусстве.

Размещая произведение современного искусства в музейном пространстве, меценаты рискуют окончательно запутать зрителей, поскольку таким образом они приравнивают арт-объект к классическому искусству. Это как будто заставляет нас сравнивать произведения, искать общее между столь противоречивыми идеями, заложенными в них. И никто не объясняет, что на самом деле здесь нет и не может быть ничего общего. Никто не застрахует зрителя от ошибочных выводов.

Размещать произведение современного искусства в классических залах — плохая идея. Зритель должен учиться понимать инсталляцию в чистом виде, в отдельном пустом пространстве, постепенно привыкать к ней, чтобы затем и российская культура постепенно смогла ее принять.


Фото: styleinsider

Иногда кажется, что кураторы боятся выпускать свои произведения в пустые залы, оставляя таким образом арт-объекты незащищенными. Многие еще недостаточно именитые художники не противопоставляют свои произведения классике — напротив, они будто стараются выступать на одной с ней стороне, выставляясь вместе в одно и то же время. Но сторонники традиционной школы всегда будут видеть в этом скрытую агрессию и вторжение в личное пространство.

В мире классического искусства царит какой-то собственный тоталитаризм и, как по мне, вполне заслуженный бесконечным трудом и прекрасными результатами. Старинный музей для художника есть храм, где для последователей великие мастера есть боги. Выставляя свои работы на неприкасаемой территории традиционного искусства, актуальные художники боятся принять участие в соревновании с классикой. Современное и классическое искусство категорически не могут и не должны выставляться вместе как минимум из-за того, что являются абсолютно разными видами творческой деятельности.

Кажется, первичной была проблема терминологии. С тех пор как новоявленные художественные практики (перформанс, акционизм, science-art и прочие) стали называть «современным искусством», их то и дело пытаются укомплектовать вместе с «устаревшим традиционным». Считаю термин «искусство» вообще неуместным в этом случае. Вклад в культуру действительно огромен, но разрушение рамок и изобретение чего-то беспрецедентного всегда требует собственного названия. У классического искусства множество ограничений, его задача — найти свободу внутри них. Современное — институализированное, трендовое. В нем нет рамок, оно пользуется вседозволенностью.


Фото: locusmag.com

Разница в создании живописной картины и творческого объекта принципиальна. Художнику требуется многолетний опыт, картину он пишет «всю жизнь», в то время как современному творцу это вовсе не обязательно: его подготовка может быть любой и не ограничивается ничем. Он может быть как профессиональным инженером, так и философом, которому достаточно одного штриха, чтобы выразить законченную мысль. Для него важнее содержание, а не форма. Задача формы лишь намекнуть на содержание. Классическое искусство строится на балансе содержания и формы, и наружность объекта здесь на первом месте. О таких нюансах можно говорить бесконечно, но самый главный заключается в том, что современное искусство — это кардинально новое изобретение культуры. Оно требует своевременного принятия и поэтапной переоценки.

До сих пор загадка, откуда взялись тщетные попытки совершить слияние двух столь разных пластов культуры. Либо это стремление вытеснить старое новым, либо желание ускорить процесс восприятия нового зрителем. Все это в корне неверно, поскольку, чтобы заработать признание в нашей стране, современному искусству потребуется еще не один десяток лет. Такой новаторский подход требует отдельных музеев, чья архитектура будет стремиться к новизне, неопределенности и отсутствию рамок так же, как и арт-объекты внутри них. Пусть концепция музейного здания продолжает концепцию этого нового творческого мира.


Мелина Меркури


Подписывайтесь на нас в Telegram: https://telegram.me/reporteropen