15 ноября, 16:24

Моралисты против Яна Фабра: кто прав?

Несколько дней назад очередная художественная выставка стала жертвой безнравственной травли в социальных сетях. На этот раз пострадали произведения бельгийского художника Яна Фабра, он сам, а также всем известный музей Эрмитаж. Разгорелся нешуточный скандал, на выставку навесили популярный нынче ярлык «провокационной» и «позорной», а также оскорбляющей чувства различных категорий людей.

В Сети распространился хэштег #позорэрмитажу. Дело в том, что на этот раз зрителей взволновали средства выразительности, по их мнению, не оправдывающие цели, — в экспозиции участвуют крайне натуралистичные чучела животных, подвешенные на крючки, украшенные черепами, цветными лентами и различными художественными элементами. Выставка расположена прямо в зале фламандской живописи, будто бы ее цель — внести смуту в аутентичное пространство. Но вовсе не это возмутило общественность настолько, чтобы привести к массовому помешательству.


Снимок: Егор Руссак/ТАСС


По мнению большинства «экспертов» из соцсетей, данный творческий подход оскорбителен для зрителей и их детей. И оскорбило их, я полагаю, не нарушение аутентичного пространства во фламандском зале, а нечто совершенно иное. Среди жалоб наиболее часто встречаются следующие: Ян Фабр необратимо рушит психику детей посетителей, из-за этого сами посетители тоже страдают, а еще художник пропагандирует жестокое обращение с животными. Видимо, некоторые всерьез боятся, что подрастающее поколение начнет тестировать свой творческий потенциал на домашних любимцах.

Повод серьезно оскорбиться нашли чуть ли не все социальные группы из ныне существующих: коммунисты, зоозащитники, православные активисты, патриоты, депутаты, а также Елена Ваенга. Многие пользователи соцсетей проявляют открытую агрессию — агитируют подвесить самого художника на крючки и жестоко покарать. Выглядит это, мягко говоря, странно со стороны людей, ратующих за общественную мораль.

Благо, в защиту дирекции Эрмитажа выступило Министерство культуры. В менее официальной форме и на доступном народу языке внес свою лепту и певец Сергей Шнуров, выдвинув в качестве антитезиса тег #позорпозору. 

Когда хотят заклеймить позором какую-нибудь выставку, то совершенно не понимают своего желания. Позор - в некотором роде и есть выставление на всеобщее обозрение (вспомните позорный столб). Первоначальное же значение слова "позор" ещё точнее указывает на бессмысленность требований негодующих. "Позор" есть "зрелище". Позорить следовательно выставлять и показывать, чем в общем-то непосредственно выставка и занимается. Борцы за "высокий уровень культуры", как я уже писал неоднократно, повсеместно невежественны, но, сука, очень культурны. #позорпозору

Фото опубликовано Shnurov Sergey (@shnurovs)


Если искусство кого-то задевает, значит, художнику удалось реализовать свою задумку. Логично, что у человека, неспособного к созерцанию или несведущего в художественных канонах красоты, реакция может последовать лишь эмоциональная, а у отдельных индивидов и вовсе первобытная. Честно говоря, неискушенному зрителю посещать эту выставку смысла нет.

В случае с Фабром искусство есть не просто эпатаж — это творческий акт любого эстетического (или концептуального) уровня, рассчитанный на рефлексию по поводу определенной темы. Фабр справился с этим прекрасно, возможно, сам того не ожидая.

В любую эпоху существовала конфронтация — было принято считать актуальное современное искусство чем-то неприличным, пошлым, оскорбительным. Оно активно вытеснялось консерваторами из культурного слоя во все времена. И протекающие сейчас негативные реакции на выставку — обыденный пример этого вечного конфликта. Проблема в том, что чаще всего «обиженные» занимают место «обидчиков», в результате чего творческие произведения, их создатели, а также кураторы подвергаются травле и линчеванию.

Гул вокруг прав животных и жестокого обращения с ними не утихает. Сам Ян Фабр предусмотрительно заявил, что выставка апеллирует к правам животных и теме жестокого обращения с ними. Этим же аргументом пользовались и его сторонники. Правда, зоозащитники в лице художника желают видеть только врага. Кажется, Фабру просто не повезло оказаться в одном информационном потоке с недавно нашумевшим делом хабаровских живодерок и открыть выставку на только что подогретой почве. Выступая против жестокости, ставя мораль и нравственность во главу некоего угла, диванные критики сами стали агрессорами, пожелав Фабру и директору музея долгих мук, страданий и смерти. Люди спекулируют на собственной невнимательности и ханжестве, обвиняя других в заведомо ложных преступлениях.

Разберемся, в чем тут проблема.

Ян Фабр — художник, режиссер, скульптор, внук великого энтомолога Жана-Анри Фабра, автора книги «Жизнь насекомых». В каком-то смысле его средства выразительности являются наследственным делом и семейным ремеслом. Никакой речи о провокации, издевательствах над животными быть не может. Фабр — профессиональный таксидермист, стремящийся подарить животным вторую жизнь. В результате его деятельности, очевидно, никто не пострадал — художник использовал трупы погибших на автостраде животных. По какой-то причине экспонаты Дарвиновского музея уже много лет не беспокоят общественность. Возможно, потому что люди способны проецировать чувства только на домашних кошечек и собачек. Помимо этого, о какой детской психике речь? На выставку не допускались лица младше 16 лет. Как это часто происходит, виною всему невнимательность зрителей, которые не потрудились ни почитать аннотацию, ни поинтересоваться, куда пришли. В результате оказывается, что все претензии беспочвенны, а необратимый процесс травли в Интернете запущен.

Недавно в СМИ появилось обращение директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, в котором он доходчиво разъясняет причины этого недоразумения.


Ян Фабр. Снимок: Натела Поцхверия

Поведение таких заслуженных артистов, как Елена Ваенга, или специалистов в области пигидия, как Виталий Милонов, наталкивает на некоторые воспоминания. К примеру, возьмем недавнюю выставку Стерджеса, где «борцы за мораль и нравственность» пошли на крайне радикальные меры. То, что Ваенга, Милонов и прочие недоброжелатели выражают словесно, злобный активист сделал буквально. Вызывает недоумение уже то, что подобный «боец правды и чистоты» позволил себе прийти в музей с банкой мочи.

Но наиболее очевидные ассоциации вызывает история Гюнтера фон Хагенса — известного немецкого анатома, основателя пластинации и создателя знаменитой выставки Body Worlds. Автор использовал обработанные трупы людей, что и довело дело аж до суда в Мюнхене, сокрушительно проигранного фон Хагенсом. Тем не менее сейчас в Берлине есть музей с его постоянной экспозицией. Также у автора есть отдельный сайт, с помощью которого желающие могут пожертвовать свой труп искусству, причем они могут заранее узнать все подробности судьбы своего тела и согласовать детали.


Гюнтер фон Хагенс с одной из своих скульптур. Снимок: noelpecout.blog.lemonde.fr

Истории, упомянутые выше, есть примеры неадекватных реакций, которые бьют по культуре куда сильнее, чем ненавистные и презираемые многими художники. На этот раз под ударом оказался сам Эрмитаж, что говорит о серьезности возникшего конфликта. Никто не призывает зрителей к терпимости, все как раз наоборот. Спор несогласной аудитории со смелым художником может стать продолжением творческого акта или даже стать самостоятельным произведением. Чтобы вступать в дискуссию с творцом, нужно быть на стороне культуры. Но сделать это невозможно, понимая протест как вандализм, а диалог зрителя с художником — как обливание друг друга грязью в Интернете. Невероятно жаль, что в наше время общественный резонанс больше напоминает не столкновение разных культур и разных взглядов на эстетику произведений, а жалкие кухонные скандалы, где несогласные делают все, чтобы игнорировать красоту вокруг себя.

Мелина Меркури


Подписывайтесь на нас в Telegram: https://telegram.me/reporteropen